[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 6
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Модератор форума: NickFury, M@nticora  
Форум » Ролевая Игра » Архив Ролевой » Флэшбэк: Два Месяца (в ожидании весны)
Флэшбэк: Два Месяца
DreamerДата: Понедельник, 01.09.2008, 16:15 | Сообщение # 1
▪ Killjoy ▪
Группа: Heroes RPG
Награды: 58
Сообщений: 11669
Замечания: 0%
Статус: Offline
(предположительно 16 января)

Прыжок

(Питер)

1.

Я не хотел прыгать. Ей богу, я бы никогда не смог переступить эту грань и оставить позади ту совокупность ценностей, дорогих людей, сумбурных желаний и монотонных будней, которая называется жизнью. Но когда-то я прыгнул…
А в этот раз просто оступился.
Падение было таким недолгим, что я не успел напугаться. Или слишком устал для того, чтобы пугаться. Но когда ладони упёрлись в мягкий ковёр, я понял, что жив… и возможно чуток сошёл с ума. Потому что до того как моргнуть, я был на крыше. Теперь ладони упирались в мягкий ковёр, а ветер не свистел в ушах. Розоватый свет на стенах, кровать… и передо мной стоял человек. Более того, этого человека я знал.
- Ты? – вырвался неловкий вопрос.
Десмонд Файенс смотрел на меня с таким же недоумением, как и я на него. Но у меня были на то причины.
- У тебя кровь из носа, - невпопад заметил он, когда я наконец понял, что в этой картине совершенно неправильно.
- У тебя пистолет у виска, - моё замечание заставило его опустить руку с оружием. Я молча следил, как пистолет мягко плюхнулся на незаправленную кровать с шёлковыми простынями. Файенс упёрся руками в бока, покачал головой с судорожным вздохом и опустился рядом с пистолетом, не проронив ни слова.
Я поднялся на ноги, вытирая нос рукавом. Он был прав. Кровь не капала, а хлестала так, что в ушах шумело.
- Мне неинтересно, как ты здесь оказался, но я хочу, чтобы ты ушёл, - фраза донеслась словно откуда-то издалека, пока взгляд блуждал по комнате. Комната казалась знакомой, хоть я никогда здесь не был. Но я видел этот розовый свет на стенах. И простыни шёлковые видел. И стол... я упёрся рукой в спинку стула, оставляя липкие красные отпечатки, не в силах отвести взгляд от листа бумаги, который я уже тоже видел.

ВИНОВЕН

Я ещё раз провёл глазами по слову. Моё видение… Нет, я бы никогда не переступил эту грань. С чего я взял, что у меня есть роскошь приставить пистолет к виску и отправить себя в вечный отпуск? Моё видение, но не обо мне. Усмешка ознаменовала осознание ироничной фатальности. Кто-то боится смерти. Кто-то боится вечной жизни…
- Что может быть в этом смешного? – подал голос Файенс.
- То, что ты позёр, - соврал я, показывая горе-самоубийце его же записку. Нет, по правде я не считал его позёром. Я знаю, что он имел ввиду каждую букву слова. Но мне хотелось его обидеть. Потому что мне было обидно.
- Почему бы тогда тебе не уйти и не позволить позёру закончить начатое? – предложил он спокойным тоном, словно дело шло о каких-нибудь документах, а не о его драгоценной жизни.
До того, как я успел спросить «почему?» на меня снизошло ещё одно озарение. Файенс был другим. Нет, это определённо был тот самый Десмонд Файенс, которого я не так давно прижимал к стенке, и который чуть было не дезентегрировал моё плечо. Но что-то в нём было другое. Некие следы, которые может оставить только время.
- Какой сегодня год? – неуверенно спросил я.
- Прощу прощения? – на лице профессора появился проблеск удивления.
- Какой сейчас год? – повторил я громче.
Ответ доказал, что чутьё не подвело меня. Я так настойчиво искал ответы о будущем, что сам оказался там. Я со вздохом присел на край стола, чувствуя, как кровь стучит в ушах от возбуждения.
- Замечательно… Так в чём ты провинился, Десмонд Файенс?
Файенс с вызовом всхлипнул и вскинул голову, заглядывая мне в глаза.
- Ева Лоренс. Я убил её.

2.

Может быть будущее не такое, как мы представляем, потому что оно не приближается, а несётся на нас со скоростью света, не давая нам шанса сделать его таким, каким мы его хотим видеть. А когда случается катастрофа, мы опускаем руки и с ужасом думаем о том, как бог мог такое допустить.
Может быть, нет ничего, что можно предотвратить ДО. И нет ничего, что можно исправить ПОСЛЕ.

Я удивлённо поднял брови, готовый переспросить, но Файенс опередил меня:
- Ты не вовремя затеял разговор, - протараторил он, прислушиваясь к звуку шагов за дверью. – Это за тобой, - он безразлично пожал плечами. - Или за мной.
Когда дверь резко распахнулась, и я лишь успел заметить, как он кивнул.
Топот сапог и противный металлический звон оружия, который я узнал бы из всех звуков.
- На пол, лицом вниз! Лицом вниз!
Ладони снова прижимались к пушистому ковру. Но недолго. Потому что как только двое из них оказались за моей спиной, сначала на помощь пришла невидимость, а потом телекинез. Двое полетели к стене. Файенс зажмурился и сжался в комок – а уверял, что жаждет смерти. Ещё двое познакомились с электрическими разрядами. Но я не успел увильнуться, когда кто-то завалил меня на пол. Кровь брызнула из носу. Придавленный к полу, я не нашёл сил сопротивляться… а потом голова чуть не раскололась от боли со звонким криком:
- Никому не двигаться!
Я бы не смог, даже если бы хотел… потому что мир безразлично проплывал перед глазами и утекал с каждой каплей крови.
А потом через грохот выстрелов воздух пронзил такой звук, который, наверное, мог бы знаменовать создание мира. Ибо от него сотряслась земля и разрывалась плоть.
А потом стало темно.

Может быть, мы обречены жить на осколках мира…

Добавлено (31.08.2008, 18:11)
---------------------------------------------
прим. - все упоминающиеся персонажи использованы с разрешения игроков, за что им большое спасибо. только чур не кусать, если что не так. )

3.

как оказалось, год 2012, сентябрь

(Питер)

- Эй, ты с ним?
- Он не со мной.
- Файенс, не подавай голос, если хочешь жить.
- Я не хочу жить.
Мне было страшно. Бессознательный страх провалиться в бездну, раствориться в призрачном мраке… я плохо соображал, где я и что от меня хотят. А шлепки по щекам плохо помогали сосредоточиться. Спинка стула неприятно врезалась в лопатки. Связанные руки затекли. Пока меня оставили в покое, я сделал над собой усилие открыть глаза. Оказалось, что Файенс сидит неподалёку в подобном положении. Струйка крови из уха и синяк на скуле не скрылись от моего любопытствующего взгляда…
Как курок кто-то взвёл… я вскинул голову, поняв, что это всего лишь замок щёлкнул.
- Боже правый, это обязательно? – послышался хрипловатый женский голос. – Что вы с ним сделали?
Я повернул голову, наблюдая, как симпатичная темнокожая девушка приблизилась к Файенсу. Тот дёрнулся.
- Это Джесс, - сообщил молодой человек. – Пришлось применять силу. Там были вояки.
- Вояки? – она обернулась к говорящему. – Надо было идти с вами.
- Справились без жертв, как видишь, - вмешалась ещё одна особа. – Без проблем.
- А зачем здесь он? – девушка наконец обратила внимание на меня.
- Он был с ним.
- Он не со мной, - слабо возразил Файенс. Я так и не понял, защищает он меня или просто говорит правду.
- Развяжите обоих. Этого устройте в комнате…

4.

Я пообещал себе, что когда вернусь домой, буду вести здоровый образ жизни и спать не менее 8 часов в сутки. К сожалению, это не помогло так, как хотелось бы. Незнакомый потолок словно придавливал к кровати, извращая силу тяготения. Я до сих пор не понимал, что происходит вокруг, но сейчас лень побеждала любопытство. Вставать не хотелось.
Я не знаю, сколько прошло времени, пока я переубедил себя, но свет уже покинул пределы комнаты, оставляя холодный сумрак. Я сел на кровати и огляделся на затаившиеся тени. По спине прошёл холодок. Я заметил, что озяб, поэтому одеяло пошло на разведку со мной. Дверь тихо щёлкнула и впустила меня в другую комнате – чуть побольше. При виде группки молодых людей, что-то увлечённо обсуждающих за поеданием пиццы, на ум пришло сравнение со студенческим общежитием. Файенс, который сидел чуть поодаль у окна, пристёгнутый наручниками к стулу, мог бы исполнять роль провинившегося преподавателя.
- С добрый утром, спящая красавица, - поприветствовала меня та самая девушка, которая дала команду развязать нас. Я недоверчиво покосился в сторону окна, но утра не обнаружил. Она подошла ко мне и с приветливой улыбкой протянула пластиковую тарелку с куском пиццы и бутылку воды.
- Давай поешь, пока снова в обморок не грохнулся.
Я вернулся взглядом к Файенсу и заметил, что гостеприимный ужин не обошёл и его стороной. Только оставался нетронутым. Может быть, он не привык есть с наручниками.
- Садись, не стесняйся, - продолжала любезничать девушка. Теперь, когда она стояла рядом, её лицо казалось безошибочно знакомым. Я опустился на потрёпанное кресло, разрываясь между тем, чтобы проглотить свой ужин (или обед) и держать одеяло, которое то и дело стремилось упасть на пол.
- Петрелли, да? – она откупорила мою бутылку, пока я через её плечо наблюдал за остальными молодыми людьми – две девушки и молодой человек, который тоже казался знакомым.
- Я твоего брата знала. Когда-то, - продолжала она ненавязчивую беседу.
- Да, я помню, - я взял протянутую бутылку и щедро отхлебнул воды. – Ты с ним танцевала.
Она удивлённо подняла брови, но не прокомментировала, а лишь протянула руку:
- Сьюзан Лестер.
Я поставил бутылку и пожал ей руку:
- Питер Петрелли.
- Приятно познакомиться. Снова.

Добавлено (01.09.2008, 09:14)
---------------------------------------------

Длань Господня

1.

- Всё началось безобидно. Лекарство предлагали ненавязчиво всем желающим.
- Лекарство?
- Так они это называли, - Сьюзан обернулась к Файенсу и повысила голос. – Напомни, что там было написано на твоих плакатах? «Это не чудо генетики. Это длань господня, что всемогущий опустил на Землю, чтобы помочь человечеству исправить свои ошибки»?
Учёный сглотнул, но не отвёл взгляд от окна.
- Потом «помощь» стала навязчивее. Когда одарённые перестали приходить к ним, они стали находить их сами.
- Были такие, что сдавались добровольно?
- Ты даже не представляешь… Они включили пропаганду, что одарённость опасна для здоровья. Потом опасными стали одарённые, точнее так они сообщали в прессе. Чудом на каждого одарённого находилось достаточно компромата, чтобы объявить его опасным. И пошло-поехало. Соседи сдавали соседей, друзья – друзей, родители – детей… Они похищают людей, проводят лечение. Если повезёт – останешься без способности. Не повезёт, ещё и память куда-то девается. Иногда подопытные вообще не возвращаются. Красота, да, Файенс? Это то самое «светлое будущее» что вы обещали?
- Я не горжусь этим, - ответ звучал надломлено и устало, словно заезженная пластинка.
- Не гордишься? – Сью ловко вскочила с места, в два шага добралась до пленника, грубо схватила его за волосы и заставила повернуть голову в сторону комнаты.
- Скажи это Мери, - она указала на маленькую светловолосую девушку. Девушка вздрогнула. – Она всего лишь могла общаться животными. Как с друзьями, понимаешь? А теперь они не понимают друг друга. Это всё равно, что лишить слуха, врубаешься? Это как если твои друзья что-то пытались донести до тебя, а тебе бы казалось, что они просто губами шевелят. Тебе бы это понравилось?
- Я могу устроить ему лишение слуха! – бойко предложила некая рыженькая бестия. Мери не моргая смотрела на своего «мучителя» с лёгким испугом - его глаза блестели от слёз, но выражение лица казалось равнодушным.
- Мне очень жаль, - тихо произнёс он только для одной Мери. Она отвела взгляд. Сью наотмашь ударила пленного по лицу.
- Этого недостаточно!
- Сью, не кипятись, если он не врёт, то целым он нам больше пригодится, - парень со знакомым лицом оторвал взгляд от монитора ноутбука. В голове промелькнула картинка в мигающими лампочками.
- Эй.. ты ведь Марти? – неуверенно предположил я.
- Мартин, - поправил он. – Мы знакомы?
- Мы виделись в больнице, когда там свет отключили, - напомнил я. На его лице отразилось недоумение:
- Свет? В больнице?
Сьюзан встала между нами, прерывая контакт, и тихо обратилась в мою сторону:
- Как я сказала, иногда теряется память.

2.

К рассвету я привык к своим новым спутникам. Мартин, который когда-то управлял светом пал одной из жертв вездесущего исцеления. Мери, которая потеряла контакт со своими друзьями-животными судя по всему всё ещё пребывала в депрессии. Из команды только двое обладали способностями. Джессика, что предлагала устроить Файенсу потерю слуха умела управлять звуком. Именно она и создала ультразвуковую волну на «поле боя», от которой у присутствующих чуть барабанные перепонки не полопались. И сама Сьюзан как выяснилось умела создавать свои собственные копии.
- Ещё с нами обычно Райан, - закончила она представление команды. По её дрогнувшему голосу я понял, что Райан больше, чем просто один из команды. – Но его похители. Они. - многозначительно добавила она и повысила голос, поворачиваясь к учёному. - Как нам повезло, что доктор Файенс любезно согласился с нами посотрудничать.

3.

Я краем уха слышал, как Файенс бесцветным голосом отвечает на вопросы об охране и устройстве помещений.
- Петрелли, что делать будешь? Ты наш пленник, - усмехнулась Сьюзан, глядя через плечо на допрос за моей спиной.
Я пожал плечами:
- А что от меня надо?
Домой я вернуться не мог по двум причинам. Во-первых, я так и не выяснил до конца, что здесь происходит, а именно что стало с Евой. Во-вторых, я просто физически не мог вернуться домой. После пары лёгких попыток двигать стакан взглядом (как бы смешно это ни звучало), я убедился, что от этого больше крови из носу, чем толку. Что уж говорить о путешествиях во времени.
- Зависит от того, какие у тебя намерения, - разумно заметила Сью.
- Я хочу помочь, - честно признался я.
Она снова скользнула взглядом через моё плечо.
- Серьёзно?
- Совершенно.
- Хорошо, присмотришь за Файенсом, пока мы будем вытаскивать наших друзей. Подведёшь – найду и придушу собственными руками, - пригрозила она.
- А можно мне с вами? – вызвался я.
Она посмотрела на меня ещё с большим удивлением:
- Нет.
- Почему?
- Потому что если хлопнешься в обморок на полпути и начнёшь истекать кровью, никто тебя вытаскивать не будет, - доходчиво объяснила она.
Я пожал плечами и присел на подлокотник кресла:
- Оу… а я уже было заволновался, что дело в том, что вы мне не доверяете.
Девушка усмехнулась:
- Я тебе доверяю.
- Как мило, чем же я заслужил?
Она фыркнула:
- За красивые глаза. Но не советую испытывать моё доверие, - она протянула мне рацию. – Будешь нашей связью с Файенсом, если нам что-нибудь от него понадобится. Удачи.
- Удачи вам.

4.

Оказалось, что за окном осень. Приторно-солнечная с янтарными листьями и пронзительно чистым воздухом. Я приоткрыл окно, впуская утреннюю прохладу и плотнее укутался в одеяло. Больше всего на свете хотелось лечь и уснуть, а не оставаться на связи.
- Зачем ты тогда пришёл? – раздался за спиной тихий голос Файенса. Теперь он был пристёгнут наручниками к столу. Я развернулся к нему и присел на подоконник.
- Не советую. Если штаб-квартиру найдут, то ты сейчас представляешь идеальную мишень, - заметил он всё тем же упавшим голосом.
Я поспешно закрыл окно, задёрнул шторы и устроился за столом рядом с ним.
- Так зачем ты пришёл? – переспросил он, выказывая хоть какую-то долю любопытства впервые за всё это время.
- Я не знаю, - признался я. – Это вышло случайно. Спонтанная телепортация.
- Они убьют меня, когда вернутся? Они получили всё, что надо…
Я понял, что он не за жизнь свою переживает, а за то, что она до сих пор продолжается.
- Откуда такая одержимость смертью? – хмыкнул я.
- Нет причин оставаться, - последовал безразличный ответ.
- Смерть переоценивают, - я потёр глаза, откладывая рацию на стол.
Собеседник продолжал молча смотреть в пустоту.
- Как ты убил её? – вопрос прозвучал почти мягко на фоне того, что рука сама собой сжималась в кулак. Однако ссадины и кровоподтёки свидетельствовали о том, что кто-то и без меня выместил на учёном обиду. Может быть, этого было недостаточно? – Если ты в самом деле это сделал, то они слишком любезно с тобой обращаются.
- Они были бы рады, если бы знали… - он наконец поднял на меня глаза. – Я не хотел этого.

- Она была самой особенной из особенных… Это она была дланью господа. Это божественная искорка в ней во всей. Она была особенной… Люди не знают. Думают, что препарат «Ева» назван в честь некой… не знаю, разные легенды ходят. Но в нём… В каждой капле – частичка её, эта божественная искра, которая разжигает пожар, что сжигает напрочь ту чуму, что вы зовёте «одарённостью». Нет, нет… не в каждой капле. Только в препарате Ева-Альфа. Это самый чистый. Самый дорогой, потому что идёт непосредственно от неё. Есть и другие Ева-3, Ева-4, Ева-6. Первый, второй и пятый сняли с производства, потому что они давали больше побочных эффектов. Это от клонов…
- Клонов? Они научились делать клонов?
- Они нашли того, кто умеет… Да, сначала использовали только их. Но клоны не вечны. И не столь эффективны. Когда пришло время для экстренных мер, им понадобилась сама Ева. Девочка верила в то, что делает… Боже правый, я заставил её поверить в то, что мы делаем. С ней обращались как с принцессой там, все с ней обращались так… Подарки, яркие обёртки взамен на кусочки генетического материала… И она любила их в ответ. Всех этих людей, которые тыкали её иголками и выкачивали с неё литры крови. Папа не знал. Как бы я мог сказать ему? Я говорил, что Евочка нужна для тестов, потому что она помогает нам спасти мир… а потом и папа отошёл на второй план. Только Ева, я и тесты, тесты… А потом принцесса превратилась в спящую красавицу, когда им стало удобно держать её под рукой и в безопасности. И я позволил это сделать… видит бог, я позволил это сделать с моей маленькой принцессой… - Файенс сморгнул слёзы и его голос задрожал. – Потом бог наказал меня…
- Бог наказал тебя? – раздался резкий женский голос. Отряд появился комнате почти неслышно. Вероятно миссия прошла быстро и успешно. – Мы были у тебя в гостях и видели как ты живёшь.
- Я не ради денег это делал, а ради высшего блага…
То ли учёный в самом деле верил в свою правоту, то ли ему действительно не хотелось жить. Потому что подобная фраза в этой компании была по меньшей мере неосмотрительна.
Джессика рыжей молнией метнулась к Файенсу и нанесла сокрушительный удар, после которого доктор безвольно сполз по спинке стула и затих.
- Благодетель, твою мать, - процедила девушка сквозь зубы.
Я повернулся к двери, видя, что к нам присоединился ещё один молодой человек, который опирался одной рукой на Сью. Он присвистнул, глядя на разыгравшуюся сцену, и кивнул в сторону Файенса:
- Так вот этому парню я обязан своей свободой?

Добавлено (01.09.2008, 16:15)
---------------------------------------------

5.

Его звали Райан. Я не ошибся, когда предположил что он был кем-то более, чем просто одним из команды. Он был её основателем. Но судя по нежным взглядам, которые они бросали друг другу со Сьюзан, особенным он был не по этому.
Уже на следующее утро я был почему-то частью команды. Сам не заметил, как это произошло. Может быть, дело было в Сьюзан, которая мне доверяла, а она, как я понял, была здесь безоговорочным авторитетом.
- С добрым утром, спящая красавица, - поприветствовала она меня в очередной раз, вызвав притворную обиду Райана и фразу о том, что он будет ревновать. – Глупый, - она щёлкнула его по носу, и я вежливо отвернулся, пока она приправляла свой ответ поцелуем. – Как спалось? – снова обратилась девушка ко мне, не слезая с колен своего возлюбленного. У меня возникло впечатление, что она взяла меня под свою личную опеку.
- Долго, - лаконично ответил я. Девушка усмехнулась:
- Это я заметила.
Я помнил, что было ещё светло, когда я заснул, а когда проснулся, то было светло уже.
Файенс по прежнему сидел у окна, бессознательно теребя дрожащими пальцами браслет от наручников. Полуприкрытые глаза резко распахнулись, и он снова уставился куда-то в пустоту. В памяти всплыла фраза о том, что бог наказал его, и мне стало жаль, что нас не вовремя прервали, не дав ему закончить рассказ.
- Мне кажется, наручники необязательны, - предположил я, кивая на пленника. – Он ведь сотрудничает и не пытался бежать.
Джессика подошла и встала рядом со мной:
- Мне кажется, он просто пытается усыпить нашу бдительность.
Субъект обсуждения молчал, словно речь шла вовсе не о нём. Но когда заговорил, тема была какой-то посторонней:
- Они отложили процедуру, потому что потеряли свой источник, - я не понял ни слова, но кажется, фраза имела смысл для остальной группы.
- Потеряли источник? – переспросил Райан.
- Угу, - подтвердил он.
- Как можно потерять источник? – вероятно я был не единственным недоумевающим.
- Вакцина. Она не синтезирована. Она исходит от живого существа… Ева, - он недобро усмехнулся. – Вы что, думаете это аббревиатура? Это живая девочка, которую разбирают на пилюли и укольчики…
В комнате стало тихо.
- Бред какой-то, - Джессика нетерпеливо мотнула головой. – Я же говорю, он пытается ввести нас в заблуждение.
- Что вы хотели сделать, чтобы всё это прекратилось? – продолжил он. - Взорвать фабрику? Разорить хранилища? Что? Всего-то навсего надо было убрать одну маленькую девочку… Если бы вы знали, вы бы уже давно это сделали, да? Вы бы не остановились, - он развернулся и с вызовом посмотрел на отряд сопротивления покрасневшими глазами. – Вы… спасители… сколько жизней вы загубили? Сколько вы убили предателей? Сколько…
- Замолчи! – прервала его Джесс, делая шаг навстречу, но я остановил её.
- Хорошо, если источник, как ты говоришь, девочка, - начала Сьюзен, - тогда где она? Как они могли потерять её?
- Я убил её, - спокойно повторил Файенс.
- И ты называешь нас убийцами? – хохотнула Джессика.
Парни с недоумением переглянулись. Сьюзен сделала шаг вперёд к учёному:
- Ты врёшь.
Я покачал головой:
- Он не врёт.
Девушка посмотрела сначала на меня, а потом перевела испытующий взгляд на Файенса:
- Но зачем тебе это? Это же было твоё дело.
- Оно потеряло смысл…
- Потеряло смысл? То есть после всех этих лет кошмара ты просто взял и передумал? – девушка пыталась добраться до истины. – Ты врёшь!
- Всё изменилось…
- Что изменилось?
- Она перестала быть собой.
- Перестала как? Ей надоело быть в тени, и она захотела всю славу себе? Или наоборот поняла, что вы наделали, и хотела прекратить? Что изменилось?
- Она впала в кому.
- Как удобно! Живое сырьё для производства яда! Скажи, она сама впала в эту самую кому или ей помогли? И зачем после этого уничтожать такой удобный объект? Незачем! Поэтому ты врёшь!
- Я не вру! – учёный тоже повысил голос.
- Знаешь, что рано или поздно мы узнали бы, и принялся защищать, верно?
- Бред!
- А самый простой способ что-то защитить, сказать, что этого что-то уже нет. Было да нет. Но если ты говоришь правду о том, что девочка действительно существует, тогда мы…
- Потому что я люблю её! – его фраза заставила Сьюзен притормозить. – Я убил её, потому что люблю… Я не мог смотреть на это… я просто хотел, чтобы она отправилась на Небеса.
Он резко дёрнул рукой, забыв о наручниках, порываясь вытереть слёзы. Браслет звякнул, напоминая о несвободе. Файенс отвернулся обратно к окну, судорожно всхлипывая.
- Я ему не верю, - тихо произнесла Джессика.


Питер Петрелли | Тедди "Юпитер" Петрелли в ролевой
 
Анечка_СьюДата: Понедельник, 01.09.2008, 18:26 | Сообщение # 2
▪ Silver fish ▪
Модератор ролевой
Награды: 4
Сообщений: 2923
Статус: Offline
Флэшбэк Сьюзан Лестер

(телефонный разговор, середина Января)

-Мы не можем позволить себе такой роскоши, и оставить ее...эээ...их тут!!! 41 девушка! У нас в городе какая-то эпидемия! К нам каждый день приносятмножество больных, и из-за того, что Лестер в коме, мы не можем предоставить им должные места, а кладем в корридоре! Да, да хорошо... За наш счет... Вообще ее надо было в ее Прагу! Она же оттуда! А родители что говорят?? Ах вот так значит, да? Интересно, интересно... Ну чтож, будем ждать... - доктор с облегчением выдохнул и положил трубку. Наконец-то он избавится от этой обузы...

(спустя 2 недели)

-Давай... Разряд!!! - тело девушки дергалось под "утюгами", аппарат противно пищал, извещая о том, что сердце девушки остановилось.
-Адреналин!!! Вы вкалывали ей андреналин??? - доктор смотрел на окружающих медсестер, которые уже наблюдали, как исчезает бледнеющее тело. Они привыкли... Это уже 4-ая...
-Тут еще одна! 38-ой номер! - прокричал откуда-то из глубины самолета медбрат и вся бригада понеслась к нему, спасать еще одну безнадежную душу...
Посадка была совершена через следующие 5 часов, и за это время доктора даже не присели, за этот полет умерла 21 девушка. Живых "овощей" осталось лишь 20...

(Начало февраля. Прага.)

Мистер Лестер с пренебрежением открыл газету, закусил бычок сигареты и стал вчитываться.
-Ты представляешь! Что они делают с моей дочерью???
-Эрик, я не знаю, что делают американцы с твоей дочерью, но ты делаешь то, что надо... - Миссис Лестер вытерла тыльной стороной руки красные от слез глаза и села на подлокотник рядом с мужем.
-40 Сью! Из них полет перенесли только 20! Никто не знает в чем дело... Яне знаю в чем дело, это же моя дочь! Моя... - Эрик Лестер скомкал газету и кинул ее в пламя камина.
-Мы оплатили 8 месяцев пребывания Сьюзан в Итальянской клинике. Поближе к нам... Среди европейских, она самая лучшая! Там ей, помогут, вытащат! Это точно, точно... А в Америке ее нельзя оставлять, нельзя, видишь, что это чертова Америка сделала с моей дочерью?? Да на нас же весь город косо смотрит! Весь мир пишет об этом скандале, казусе... Эрик... Мне страшно... - Миссис Лестер обвила тонкими ручками шею мужа и слабо всхлипнула.
-Мне все равно что с ней... - сказал Эрик, резко вставая из объятий жены - лишь бы выжила и здорова была!

(2 месяца спустя. Итальянская клиника Elysium)
(телефонный разговор доктора и мистера Лестера)

-Мы делаем все возможное... - стандартно начал отвечать доктор.
-Мне все равно! - рычал в трубку Лестер - Я заплатил сумасшедшие деньги, и требую результатов!
-Ну мне кажется, что проявления вспелсков подсознания и сознания, уже есть некий результат! - с вызовом отвечал доктор. - Я вам обещаю. Мы вытащим ее... - он говорил настолько успокаивающе, насколько мог, насколько учили...
-Я...Я верю вам... - трубка опустилась на рычажки, а где-то в далекой Праге, мужчина смотрел на звезды и молил бога, о спасении дочери...

(Сьюзан Лестер)

Я бежала и бежала от себя самой, от той своей части, которая ногами могла меня изжарить, а руками превратить в айсберг. Мне никогда небыло так страшно... Я бежала, но меня будто вели... Давно уже свернув с тропинки, я мчалась сквозь чащу, невесть откуда взявшуюся в парке.
-Я люблю тебя... - легким, знакомым шепотом разнеслось по лесу. Я резко остановилась и заставила себя обернуться. Сумасшедшей копии как не бывало. Я искала глазами вокруг источник шепота, но поняла, что найти его не представляется возможным. Однако голос был предельно знакомый и я без труда узнала его.Это Райан, значит он где-то рядом.Знаяит он сейчас держит ее за руку и ведет к выходу...
Я помотрела в глубь леса. Был выбор продолжать двигаться в неизвестность, или же выйти обратно на тропинку. Я двинулась чуть вперед и дотронулась до корячей коры дерева.
-Я люблю тебя... ты нужна мне... - еще один резкий взгляд в иссиня черное небо...
-Я тоже люблю тебя... - ответив слабым голосом, я поплелась в чащу на встречу любви...


Mеllorine!
Если кроме своей жизни тебе больше нечего поставить, так поставь наши!! (Луффи)
 
elleneyaДата: Вторник, 02.09.2008, 00:26 | Сообщение # 3
▪ Волшебница ▪
Группа: Свои
Награды: 3
Сообщений: 2964
Замечания: 0%
Статус: Offline
(Эшли) часть первая

Штат Флорида, город Джексонвиль, конец января.

Желтое такси резко затормозило. Задремавшая Эшли по инерции ударилась головой о спинку переднего сидения. Водитель громко ругнулся на шокированную кошку, которая испуганно прильнула к серому асфальту. Через секунду кошки уже и след простыл. Водитель китайской наружности обернулся назад и одарил девушку хмурым взглядом: ему совсем не хотелось сбивать цену на счетчике из-за каких-то там кошек.
- Эти шифотные сафсем ошалели, - произнес он с акцентом. – Фы ф парятке?
- Да, ничего. Жить буду, - Эшли потерла лоб и мило улыбнулась. Машина снова тронулась.
В Джексонвиле, почти как и в любом городе на восточном побережье Флориды, время как будто искривлялось: за десяток лет успело вырасти лишь несколько стеклянных небоскребов, которые смотрелись крайне нелепо рядом с зелеными размашистыми пальмами. В остальном город, как и прежде, больше напоминал типичный город одноэтажной Америки. Жилые районы с аккуратными домиками, окруженные цветами и подстриженным газоном, сливаются в одно пятно. Поэтому город скорее напоминает скопление поселков, рассредоточенных вокруг небольшого центра.
Было удивительно, что профессор химии Жан Льюс, весьма энергичный и предприимчивый человек, почти всю свою жизнь прожил в этом городе, от которого буквально веяло комфортом, уютом, теплом и…ленью. Азиат, когда услышал адрес, немного перетрусил от названия пункта назначения. Даже более того - его прошиб холодный пот. И хотя улица была настолько мрачная и воинственная, что никто там и не жил, кроме пары-тройки каких-то бедолаг, которым ничего другого и не оставалось, водитель согласился отвезти эту молодуюособу туда.
Когда автомобиль притормозил около небольшого обшарпанного домика с высокой черепичной крышей, сумерки уже успели спрятать солнце до следующего дня. Эшли вышла и тяжело вздохнула. Район, где находился дом Жана Льюса, действительно сильно контрастировал с остальными частями Джексонвиля. Картину сложно было назвать жизнерадостной: пошарканные, Богом забытые и забитые домики, многие из которых были явно заброшены, судя по заколоченным окнам и обвалившейся черепице, заросшие газоны, по пустым тротуарам и слегка разбитой дороге слабый ветер переворачивал старые газеты и шелестел пакетами. А сады... Сады больше напоминали кладбища для погибших деревьев. Видимо, даже фонари пропитались этой атмосферой пустоты и освещали улицу слабым тусклым светом.
От отчего-то захотелось побыстрее уехать. Страх внутри, как белый шелковый платок, душил, попивая кровь, вездесущую храбрость, хотя та изо всех сил сопротивлялась, истошно вопя. Эшли слышала, как водитель вытащил ее небольшую сумку из багажника, донес ее до двери, сел в машину, завел двигатель и уехал, оставив Эшли стоять напротив дома. Она еще несколько минут внимательно разглядывала окна, в надежде, что где-то колыхнется занавеска, и набираясь решимости.
Девушка прошла по небольшой дорожке. Она уже подняла руку, чтобы нажать на звонок, но заметила, что дверь была немного приоткрыта. Рука медленно опустилась на круглую ручку с облупившейся позолотой и неуверенно толкнула дверь вперед. Перед ней открылась кромешная темнота. Хозяина не было дома.
«Он левша»,- непрошеная мысль быстро промелькнула и бесследно исчезла из сознания. Ощупав стену где-то слева, она почувствовала под пальцами нечто пластмассовое. Выключатель. Блеклый свет от лампы лениво осветил все вокруг.
Он любил голубой цвет. Все двери в доме и все отделочные деревянные панели были выкрашены ярко-голубой краской, местами ободравшейся и потрескавшейся, серо-голубой от старости диван, темно-синий покрытый полинявшими проплешинами ковер. Эшли присела на корточки, придерживая волосы, чтобы они не закрывали глаза. Пятно, отдаленно напоминавшее слоника прямо перед небольшим кофейным столиком. Жан тогда так ругался, но его жена – Кэтти- сказала, что маленьким девочкам иногда приходят в голову идеи о домашнем слоне. И лучше пусть он будет маленьким и на ковре, чем большим и в саду.
Слегка улыбнувшись воспоминаниям, Эшли выпрямилась и продолжила осмотр дома. Одна дверь из тесной гостиной вела в спальню для гостей, вторая- в кухню. Сквозь кухонный дверной проем виднелись столы и коврики на полу возле них. Справа от «парадного» входа была скрипучая лестница, ведущая на второй этаж к еще двум спальням и кабинету.
Казалось, что именно кабинет был самой обжитой частью этого дома. Антикварные часы в углу мирно раскачивали своим маятником, наполняя тишину равномерными «тук-тук, тук-тук». Теплый плед на небольшом диванчике рядом с большим книжным шкафом украшала перевернутая вверх обложкой книга по органической химии и небольшие очки с круглыми стеклами, на которых виднелась пара-тройка трещин. Сидя на старомодном кресле Эшли окинула взглядом рабочий стол. Обилие бумаг, книг нарушала шахматная доска с фигурками из слоновой кости. Оценив комбинацию, она переставила одну фигуру, от чего черному королю был поставлен шах и мат. Взгляд пробежал по стеклянной чернильнице и остановился на сборнике стихов. Она взяла книгу и прочитала:
«…Когда закончится это сраженье
И если ты доживёшь до рассвета,
Тебе станет ясно, что запах победы
Такой же едкий, как дым пораженья.
И ты один средь остывшей сечи
И нет врагов у тебя отныне
Но небо давит тебе на плечи
И что же делать в этой пустыне?...»

Сквозь мирный стук часов послышалось, как кто-то приближается к домику, стуча тростью дорожке. Эшли отложила книгу, отодвинула занавеску с окна. Да, у него была трость, а ещё он шёл в дорогих лакированных ботинках, дающих блики в свете фонарей. Его шаги были тихи, спокойны, но зловещи одновременно. Мужчина затормозил, поднял голову на свет в окне и ускорил свой шаг. Эшли непроизвольно ойкнула. Стало не по себе. Потому что это его дом. И он вряд ли будет сильно рад увидеть ее здесь.
Она как раз спускалась по лестнице вниз, когда дверь отворилась. Свет коснулся лица мистера Льюса. Это был очень пожилой мужчина. Старик. И выглядел соответственно как все старики: глубокие морщины изрезали всё лицо, довольно крупный нос, выцветшие глаза неопределённого цвета с желтоватыми белками; синяя кепка, глубоко нахлобученная на голову, несвежая рубашка под расстёгнутым коричневым пальто, серые брюки и лаковые черные туфли. Он тяжело дышал после быстро прогулки, ноздри его раздувались, а взгляд становился все менее и менее дружелюбным.
- Какого черта ты тут делаешь? – резко спросил он, крепче сжимая трость.
- Да, я тоже рада тебя видеть, дедушка.


 
DreamerДата: Пятница, 05.09.2008, 07:58 | Сообщение # 4
▪ Killjoy ▪
Группа: Heroes RPG
Награды: 58
Сообщений: 11669
Замечания: 0%
Статус: Offline
сентябрь 2012

(Питер)

Всё, что я могу / Искупление

1.

Осенние дни проходили в оцепенении. Это как порой засасывает в рутину, и ты не можешь из неё выкарабкаться, оставляя всё важное на потом и делая то, что приходится делать сейчас. Сейчас мне лучше всего удавалось спать. Я и не думал, что спать можно с таким упоением, бессовестное количество часов кряду. Сьюзан продолжала беззлобно подшучивать надо мной.
- Петрелли, ты бы и посреди конца света заснул, была бы возможность…
- Я не сплю на работе, - возразил я. Сью кивнула, и её взгляд сделался серьёзным:
- Я переживаю за твоего приятеля, - она кивнула в сторону Файенса. – Он до сих пор отказывается от еды и почти не спит.
Я опустил ремарку про «приятеля».
- Я бы тоже отказывался от еды, если бы меня держали пристёгнутым наручниками к стулу и били каждый раз, когда проходят мимо.
- Не преувеличивай, - она сунула мне тарелку с чем-то похожим на мюсли. – Попытайся его накормить.
- О да, это как раз по моей части, - пробубнил я, вспомнив свою прежнюю работу, но спорить не стал.
Файенс выглядел чрезвычайно неважно. Я почувствовал укол вины, видя тёмные круги под покрасневшими мутными глазами. Разноцветный кровоподтёки на бледной коже говорили о том, что не так уж я и преувеличивал. Мне стало стыдно, что я позволил довести человека до такого состояния. Нет, что я спал, пока человека доводили до такого состояния. Я молча поставил перед ним тарелку и бутылку воды, замечая на его запястье дорогие часы, которые резко контрастировали с его общей потрёпанностью.
- Ты ведь не отсюда… - он ссутулившись подпёр небритую щёку рукой, закованную в наручники, внезапно начиная непринуждённый разговор.
- Что ты имеешь ввиду? – я с намёком подвинул тарелку ближе, не сводя глаз с красно-бордового ободка на запястье, где кожа соприкасалась с металлом.
- Ты тогда спросил, какой сейчас год. Ты не из этого времени. Значит, ты из прошлого.
- Почему обязательно из… - я не закончил фразу, потому что понял, что он имеет ввиду, что я не могу быть из будущего. – Ты хочешь сказать, что в настоящем я либо мёртв, либо лишён способностей?
- Тебе не интересно?
Я устроился поудобнее, давая понять, что я весь во внимании. Возможно, Файенс устал молчать, и ему хотелось не просто отвечать на вопросы, что он делал последние несколько дней, а пообщаться. Рассказать то, что хочется ему.
- Ты пришёл добровольно. Точнее «пришёл» – громко сказано. Скорее ты подпустил к себе, позволил себя спасти.
- Спасти? – переспросил я, открывая для него бутылку. Он сделал жадный глоток и торопливо продолжил:
- Да… я знаю, что ты умеешь. Твой организм перестал справляться и сошёл с ума, включая все защитные механизмы – боль, жар… У тебя были галлюцинации. Я лично следил за тем, как проходила процедура исцеления – твоя мама попросила. Она боялась, что ты не выживешь.
- И я выжил?
- Да, - он повёл плечом. – Я больше тебя не видел. Потом ты уехал то ли в Австралию, то ли в Африку. Достаточно далеко, чтобы скрыться.
- От чего?
Он упёрся свободной рукой в стол, пытаясь удобнее устроиться на стуле.
- Не знаю. От своего бессилия?
Сдавшись, в конце концов, он неудобно вывернул пристёгнутую руку за спиной и положил голову на стол, утомлённый короткой беседой.
- Откуда ты знаешь, что я уехал?
- Я много чего знаю… поэтому и жив до сих пор. К сожалению.
- Тебе надо поесть, - предпринял я ещё одну попытку.
- Я бы предпочёл душ.

2.

- Ты выглядишь лучше.
- Спасибо, - я улыбнулся в полсилы.
- Нет, правда.
Я вопросительно поднял глаза на Сьюзан.
- Когда мы тебя подобрали, ты выглядел как… - она задумалась, но вероятно не нашла красочного, но не очень обидного сравнения. – В общем, теперь ты выглядишь лучше.
Я оставил свои размышления и изобразил ещё более удивлённый взгляд:
- Вы меня подобрали?
Я удостоился дружеского шлепка по плечу.
- Ты знаешь, о чём я…
Я знал. И знал, что она права. В самом деле, я не осознавал, насколько был измотан до тех пор, пока мне не стало лучше. Но волею судеб меня занесло туда, кошмаров, где мои кошмары не могли бы меня достать – в самое их пекло. Пожалуй, в этом была какая ирония – отпуск внутри будущего, о котором я смотрел свои неспокойные сны. Теперь сны были пустыми, давая необходимый отдых измученному разуму. Я не боялся будущего, потому что я жил в нём. Но оно было столь же иллюзорно и непостоянно, как и сны, которые постоянно менялись. Потому что когда я вернусь в прошлое, оно перестанет быть… Иными словами, всё что было здесь – было ненастоящим.
- Что это на твоём лице? – Сью развернула меня к себе.
- Что? Где?
- Вот здесь, - она сделала сосредоточенный вид и ткнула пальцем в мою грудь. – Вот это виноватое выражение.
Я усмехнулся, но глядя на её выживающее выражение лица понял, что просто так она не отстанет:
- Мне здесь спокойно. Это ненормально.
- Здесь? Это то, о чём говорил Файенс? – быстро сообразила девушка. – Для тебя всё это ненастоящее?
- Это настоящее… - я не знал, как объяснить, с какой бы стороны я не заходил, выходило, что этот мир, где они жили, страдали, радовались, боролись был иллюзией, потому что я мог изменить всё это, вернувшись в прошлое.
- А почему тебе было неспокойно там? – задала она другой вопрос.

3.

- Всё началось со снов. Забавно… если я не вернусь, то снами всё и закончится. Сначала я видел во сне, что я летаю. Потом я видел взрыв… а потом снова и снова я видел конец мира. Видел смерти и несчастные случаи… Я никогда по-настоящему не верил, что их можно предотвратить. Я никогда по-настоящему не сдавался. В конце концов, я просто разучился спать. Честно, теперь я даже плохо помню как это, когда сон выдёргивает тебя из реальности… Я не помню, что это за ощущение, когда находишься внутри… Я помню, как встаёшь утром с кровати, если ложился накануне и думаешь, что надо как-то протащить себя через весь день с помощью кофе и контрастного душа. Помню, бывали дни, когда я говорил с зеркалом. Помню, я не всегда различал, где сон, а где реальность, потому что когда пытаешься бодрствовать слишком долго, грани стираются…
- А теперь?
- Теперь мне стыдно, за то, что сплю спокойно.

4.

Они так и не ответили, зачем возвращались к Файенсу домой.
- Зато мы нашли вот это, – Джессика бросила мне пузырёк с таблетками. – Ты говорил, что был доктором?
- Медбратом, - признался я, откровенно не помня, когда я выдавал подобные сведения.
- Какая разница, - отмахнулась девушка. И была права, потому что таблетки были мне знакомы:
- Это антидепрессанты, - всё верно. Прописаны на имя Файенса.
Джессика пожала плечами:
- Резонно. Закусывать свои злодеяния таблеточками от совести, - она цокнула язычком.
Во мне же заговорил врач, который сообщал, что резкое прекращение принятие антидепрессантов ни к чему хорошему не ведёт. Я поставил пузырёк на стол перед Файенсом, но он лишь удостоился презрительного взгляда:
- Терпеть не могу вмешательство химикатов в работу организма...
- Это поможет заснуть, - пообещал я всё тем же тоном доброго доктора.
- Кто сказал, что я хочу спать? – заупрямился измученный пленный, силясь держать смыкающиеся веки открытыми.
- Это поможет заснуть нормально, - пообещал я в очередной раз, отлично зная, что слова напрасны.
- Нормальных снов не бывает… Сны иррациональны по своему определению. Они показывают то, что мы не должны видеть. Разве нет? – он посмотрел прямо на меня.
Джессика покачала головой:
- Он бредит. Просто запихай в него эту дрянь – пусть отрубится.

5.

- Какая твоя самая нелюбимая? Кроме вещих снов?
- Радиация.
- Расскажешь?
- Нет… это неприятно.

6.

- Думаешь, он правда любил её?
Я проследил за взглядом Сьюзен, который остановился на неподвижной фигуре Файенса. Сегодня он спал без наручников на кровати. Я не уловил, что именно заставило их сменить гнев на милость. Возможно тот факт, что учёный продолжал сотрудничать.
- Он в самом деле ни разу не соврал, - заметила девушка.
- Может быть, у него нет на то причин, - предположил я.
- Почему? Потому что ты всё равно всё изменишь, и он это знает?
- Даже я этого не знаю…
Возможно, это я заставил их изменить отношение к пленному.
- Но если он правда в это верит, может быть он играет паиньку для тебя, чтоб ты не убил его по возвращении в прошлое?
Я покачал головой.
- Может быть, он просто ищет искупления, - выдвинул я свою теорию.
Она слегка пожала плечами и поморщилась, словно вид спящего учёного вызывал у неё какие-то чувство дискомфорта:
- Я слышала, как он пел колыбельную… перед сном. Думаешь, он пел ей? – она помедлила. – Еве?
Возможно, это Мери заставила их сжалиться. Девочка, что сначала с опаской относилась к человеку, который хоть и косвенно, но сыграл такую неприятную роль в её жизни, всё чаще поглядывала на него с неким любопытством. День ото дня её взгляд становился теплее, а расстояние сокращалось. Сейчас она сидела рядом с кроватью, наблюдая, как свернувшийся калачиком мужчина подёргивается и постанывает во сне. Он проснулся со сдавленным вскриком и приподнялся на локтях, с лёгким удивлением оглядываясь вокруг. Одному богу известно, что за сон мог вызвать этот облегчённый вздох. Мери, протянула ему бутылку с водой, которую всё это время держала в руках, словно дожидалась, когда он проснётся:
- Я прощаю тебя, - услышал я её тихий голос.
- Спасибо.

7.

- Я не люблю делать землетрясения. Знаешь… когда всё вокруг начинает трястись, земля уходит из под ног и ты не знаешь куда бежать. Кажется, что нет, такого места в мире, которое бы находилось в покое. Нет места, где спрятаться. И не знаешь, что делать… Когда землетрясение… когда это исходит от тебя – знаешь, что делать. Надо успокоиться и взять себя в руки. Но как можно успокоиться, когда знаешь, что ты в ответе за то, что сейчас всё рухнет и люди падут жертвами твоей дурацкой несдержанности? Это замкнутый круг. Я не люблю, когда земля уходит из под ног – это выводит из себя. И ещё… меня укачивает.
- Ты помнишь всех, у кого захватил способности?
- Я не знаю, всех у кого захватил их…

8.

Файенс прислонился спиной к стене, его рука безвольно болталась в моей, пока я обрабатывал запястье медикаментами под его безразличным взглядом.
- Когда ты вернёшься? – спросил он наконец.
Я молча повёл плечом, раздражённый собственным бессилием.
- Ты ведь собираешься возвращаться?
- Боюсь, это не от меня зависит.
- Оу…
Он сжал и разжал кулак, невольно демонстрируя разбитые костяшки пальцев. Я не помнил, были ли они разбитыми до нашего здесь появления.
- Ты должен вернуться, - повторил он настойчивее.
- Вот как?
- Иначе в твоём появлении здесь нет смысла. Судьба не допускает ничего бессмысленного…
Я усмехнулся, цепляясь взглядом за тонкую цепочку на его шее, которая скрывалась под рубашкой, но за тканью безошибочно угадывался силуэт крестика. Он говорил «судьба» имея ввиду «Бога», словно имя его не в силах был произнести.
- Может быть, судьба закинула меня сюда, чтобы оставить без способностей?
- Ты должен исправить, - снова начал он. – Ты единственный, кто может. И подумай сам, ты появился как раз в тот момент, когда я собирался покончить с собой. Я должен был тебе рассказать, что случилось. Это моё предназначение.
- Всё не так просто…
- Всё просто. Тебе надо вернуться обратно и убить меня.
- Как замечательно. То, что ты убийца ещё не означает, что и я такой. У меня нет права убивать – избавь меня от этого греха на душу.
- Я даю тебе это право. Это моя жизнь, я хочу, чтобы ты забрал её. Ради высшего блага. Неужели тебе никогда не приходилось совершать нечто малоприятное ради высшего блага?
- Это так ты называешь убийство? Нечто малоприятное?
- Смерть переоценивают, - вернул он мне мою же фразу.
- Забавно… - я отложил бинт и посмотрел на него. – Ты говоришь, что бог послал Еву, чтобы исправить свои ошибки. Ты хочешь, чтобы я бросил вызов самому Господу и спас мир?
Файенс отдёрнул руку и прижал её к груди, потирая запястье:
- Мне нет дела до Господа. И на мир плевать. Я хочу, чтобы ты спас Еву.

9.

- Каждый раз закрываешь глаза, когда телепортируешься. Поэтому первым делом чувствуешь другой запах... А потом смену температуры. Стоишь несколько секунд с закрытыми глазами и ощущаешь на себе другую атмосферу. Несколько... раз, два... а на три открываешь глаза и каждый раз удивляешься. Этот как смена времён года. Двадцать пять лет наблюдаешь за тем, как весна сменяет зиму и на 26 удивляешься ещё раз...
- Ты скучаешь по этому чувству?
- Я скучаю по дому.
- Будешь скучать по мне, когда вернёшься?
- Я тебя найду.

10.

- Try to remember the kind of september
When you were a tender and a callow fellow
Try to remember and if you remember
Then follow…

Файенс неподвижно сидел на кровати, притянув колени к груди. Колыбельная полушёпотом разносилась по комнате, внося беспокойство в холодный звёздный вечер.

- Try to remember when life was so tender
That dreams were kept beside your pillow…

- Петрелли, сделай что-нибудь, чтобы он замолчал, - не выдержала Джессика.
Сьюзан наклонилась ко мне и еле слышно шепнула:
- Думаю, он правда любил её.

- …then follow, follow, follow…

Добавлено (03.09.2008, 15:43)
---------------------------------------------

Человеческий фактор

1.

В то знаменательное утро я вскочил с кровати на час раньше обычного.
В то знаменательное утро я понял, что снова возвращаюсь в норму. Иными словами, так далеко от нормы как это возможно.
В то знаменательное утро, я благодарил бога за то, что все послушались меня без вопросов, когда я сказал «Уходим!»

Через полчаса мы наблюдали, как языки пламени поглощали бывшую штаб-квартиру. Нет, сначала были люди. «Вояки» как называла их наша команда. Машина была не военная, но их форма наводила на мысль. Сначала они вошли внутрь, а выходя оставили за собой бушующее пламя.
- Прочесать периметр, - донёсся строгий голос главного. «Главность» определялась количеством нашлёпок на форме, что одновременно вызывало смех и неприязнь. – Они не могли далеко уйти.
- Сэр, мы уже дважды прочесали. Либо они знали заранее, либо успели уйти.
Знали заранее, а уходить не спешили. С противоположной стороны дороги открывался отличный вид на наше бывшее пристанище. Штаб-квартира - бывший мелкий мотель, которые вымирали с приходом огромных шикарных гостиниц – тонула в огне. Редкие прохожие с жадным любопытством наблюдали за зрелищем, не ленясь заснять его на телефоны. Я боялся сделать лишний вдох и потерять невидимость, которая защищала нас всех.
- Сэр, есть основания полагать, что система дала сбой, - предположил всё тот же «вояка».
- «Редвуд» никогда не даёт сбоев, - возразил главный тоном, не терпящим споров.

2.

- Это не первый раз, - объяснила Сьюзан, сваливая «приобретённое» на улице одеяло на пол. – Слава богу, заброшенных зданий хватает. И добрых людей, которые выбрасывают не очень нужные вещи. Так и живём… Не знаю, как они нас находят, но вероятно эта их хвалёная система даёт осечки, - предположила она.
- «Редвуд», - тихо напомнила Мери новое слово, озадаченно теребя золотистый локон.
- Да, - Райан приблизился к Файенсу, который послушно сидел на полу, единственный не занятой никакой работой. – Ты в курсе насчёт этой системы?
Учёный поднял на него глаза и мне показалось, что в них проскользнули злорадные искорки.
- О да, - он кивнул в сторону белокурой девушки. – Она тоже в курсе. Знакомая фамилия, да, Мери?
Я поймал себя на мысли, что до этого Файенс никого из нас не называл по имени.
- Редвуд был неплохим учеником, - продолжил он, - но кто бы мог подумать, что он займёт такое важное место в правительственных планах…
- Откуда ты знаешь, что мы с ним… - на лице Мери читалось явное возмущение оттого, что кто-то залез ей в душу, когда она этого не ожидала.
- Я не знал. У тебя всё на лице написано, - бывший профессор с вызовом смотрел на девушку снизу вверх, как будто ему доставляло удовольствие причинять боль.
- Так, ладно, - Сьюзан упёрлась руками в бёдра, промеж бровей залегла сосредоточенная складка. – Файенс, ты знал про этого Редвуда?
- Что он умеет искать одарённых? Да.
- Почему ты не рассказал?
Он пожал плечами с совершенно искренним выражением:
- Вы никогда не спрашивали.
- Чёрт… я же говорила, что ему нельзя доверять! – Джессика встала напротив названных лидеров – Сью и Райана. - Что он ещё нам не расскажет до тех пор, пока мы не спросим? Он нужен им? Давайте просто выбросим его на улицу.
- Он уже помог нам, - возразил Райан.
- Да ему всё равно кому помогать! – не унималась Джесс. – Он видишь ли будет отвечать на правильные вопросы… Он просто играет с вами! Не хотите его убивать, предлагаю просто выкинуть его за дверь!
- Тогда мы можем упустить важную информацию, - Сью заняла позицию своего возлюбленного.
- Тогда давайте из него выпытаем, - предложила девушка ещё одну опцию. – Мартин, что думаешь?
Парень пожал плечами:
- Пока что от него было больше пользы, чем вреда.
- Мери?
Блондинка покачала головой, по обыкновению храня молчание.
- Питер?
Я растерялся. Раньше моим мнением никто не интересовался.
- Я им не нужен, - опередил меня «подсудимый». – Если бы они хотели найти вас, то уже давно бы нашли. Вы не думали, что они нашли не то, что искали? Может быть, ваша система нарвалась на нового знакомого? – он выразительно посмотрел на меня.
Сьюзан покачала головой, переваривая информацию:
- Если он не находил нас, выходит, что «система» в самом деле даёт сбои…
Файенс усмехнулся:
- Это называется «человеческий фактор».

Добавлено (03.09.2008, 16:01)
---------------------------------------------
17 февраля, 2007

(Десмонд)

Он перестал пить прошлые таблетки, потому что они не сочетались с новыми. По крайней мере, так сказал доктор. А доктор явно знал лучше. Возможно, это было счастливой случайностью, потому что если бы он не бросил их принимать, то никогда бы не заметил. Но не заметить тот факт, что жить стало легче было бы… глупо. Он открыл страницу своего блога и без промедления набрал сообщение.

Вчерашний тест был последним и завершился успехом. Показатели до сих пор в норме. В крови не выявляется никаких аномалий, что само по себе аномалия, потому что раньше всё было не так. Теперь я уверен на сто процентов – я освободился от этой чумы. С божьей помощью...

Десмонд захлопнул крышку ноутбука, подтянул к себе гитару и с наслаждением пробежался пальцами по струнам, не боясь более, что они обратятся в пепел.

Добавлено (04.09.2008, 16:59)
---------------------------------------------
сентябрь, 2012

(Питер)

3.

Я говорил им, что если Файенс прав, то я не могу с ними оставаться, потому что буду представлять угрозу. Сьюзан предложила оставить это обсуждение на завтра. Она выглядела такой усталой, что я не стал спорить. И это была моя ошибка. Уже засыпая, я подумал, что завтра она найдёт другую отговорку, а мне в самом деле не место среди них.
Но следующее утро наступить не успело. О той ночи у меня было несколько коротких воспоминаний:
1. Вспышки в темноте и грохот, разрывающийся невыносимым звуком от которого лопались барабанные перепонки.
2. Рыжие локоны и знакомое лицо в полумраке.
3. Электрический разряд, соскочивший с моей руки и успешно вернувшийся обратно.

Когда я пришёл в себя после своего же удара, это была уже совсем другая история…

4.

Чёртово дежа вю нахлынуло ещё до того, как я открыл глаза. Все клетки даже пахнут одинаково – несвободой. «Клетка» - называние символичное. За решётку садят преступников, а подопытным прячут за стекло. Вероятно, чтобы удобнее было наблюдать. Дурманящая слабость разливалась по телу и разуму, притупляя дискомфорт и любопытство. Я обречённо перетёк в сидячее положение и позволил осознанию ударить по мозгам: меня схватили. Нет, это в лучшем случае. В худшем, и в более вероятном – схватили нас. Я тихо, но выразительно выругался. За стеной тут же послышалось движение, словно что-то оживилось. Или кто-то.
- Проснись и пой, пациент номер… тебе уже присвоили номер? – послышался мужской голос из-за стены.
- Номер? – промычал я, прислоняясь затылком к стене, чтобы лучше слышать невидимого собеседника.
- На руке.
Я почесал локоть и опустил взгляд на пластиковой браслет на руке с какими-то цифрами, которые не представляли никакого интереса.
- Ты здесь надолго?
- Откуда мне знать? – я осматривал камеру, похожую на все другие камеры, где мне приходилось бывать.
Ответ был приправлен беззлобной усмешкой:
- План у тебя есть, как отсюда выбраться?
- А отсюда можно выбраться?
- Ну ты недотёпа… зачем было попадаться, если у тебя нет плана, как отсюда выбраться?
- Хм… может быть, потому что меня скрутили и притащили насильно? – разражено заметил я, удивляясь хладнокровию собеседника.
- Да, в этом определённо есть смысл, - согласился он. Я до сих пор не мог понять, шутит он или просто сбрендил. – Всегда можно выбраться, если есть двери, - весело добавил незримый собеседник.
- О да… - я вполуха слушал, пытаясь сообразить, осталось ли мне что-нибудь из моего арсенала. Но нет, как правило, пребывание в подобном заведении сопровождалось тем, что способности не работали. Даже невидимость, которая была так полезна вчера. Если это было вчера.
- Значит, у тебя есть план? – осведомился я, между делом.
- О да, - вторил он эхом. – Обязательно сработает. Если они не пришлют эту стерву.
- По закону бутерброда, именно её они и пришлют, - пробормотал я, понятия не имея о какой стерве идёт речь.
- Не обязательно. Вот если бы они думали, что я опасен… Стерва одна, а заключённых много.
- А ты не опасен? – спросил я, смирившись со своей беспомощностью.
- А я кажусь опасным? – донёсся вкрадчивый голос.
- Нет, ты кажешься странным.
- О, благодарю за комплимент. Странность полезна, она вводит людей в заблуждение. Я прав или я прав?
- Так как ты собираешься выбираться? – перебил я его увлекательный монолог.
- Тссс… смотри и учись.
Следующее, что я услышал, был призыв моего соседа к кому-нибудь из охраны подойти к нему. Топот тяжёлых сапог эхом разнёсся по пустому коридору. Я через стекло наблюдал, как охранник подошёл к соседней камере.
- Так вы выяснили, когда меня отсюда выпустят? – теперь голос заключённого звучал серьёзно и настойчиво.
- Чего? – опешил бедолага.
- Чёрт побери, никакого порядка… Около пары часов назад Ваш коллега пообещал, выяснить насчёт меня.
- Выяснить что?
- Ау, я же ваш агент! Работаю под прикрытием. Видимо так хорошо работаю, что приняли за одного из них и посадили сюда. Или это какая-то дурацкая шутка…
- Мне об этом неизвестно, - заупрямился охранник.
- И это не делает Вам чести, агент… не знаю как Вас там. Хуже будет, если Ваш босс узнает, что меня до сих пор тут держат.
- Я его спрошу…
- Вы издеваетесь? – сосед повысил голос. – Вы держите меня в камере несколько часов, а потом по очереди ходите к боссу выяснять, в чём дело? Между прочим, ни один из ушедших так и не вернулся. Может, их всех уволили? А мне что тут делать? В крестики-нолики с собой играть? У меня свидание назначено на вечер, а вы здесь бюрократию разводите или непонятно что.
- Я прошу прощения, мистер…
- Агент Дилан.
- Прошу прощения, агент Дилан, я улажу это недоразумение, - я видел, как охранник возится с электронной карточкой, и уже через несколько секунд дверь пиликнула и открылась.
- Благодарю, - мой собеседник вышел из камеры и оказался в поле зрения. Им оказался невысокий молодой человек лет 25, может быть больше, потому что растрёпанные рыжие волосы вполне могли отнимать пару лет. – Проводите меня к выходу? – обратился он к своему новому знакомому, не глядя в мою сторону.
- Конечно, следуйте за мной, - парень только отвернулся готовый проводить бывшего заключённого, как схлопотал смачный удар в челюсть по незащищенной голове и мягко шлёпнулся на пол.
- Чудно, - заключил парнишка, наклоняясь к нему, чтобы обшарить карманы и повернулся ко мне. – Считай, что сегодня наш счастливый день. – Я увидел в его руке карточку, которую он тут же приложил к двери моей камеры.
- Как ты это сделал? – вырвалось у меня вместо благодарности.
Он, не теряя времени, схватил меня за руку и припустился быстрым шагом дальше по коридору:
- Зубы заговорил? Что ж… люди просто доверяют мне, - он одарил меня озорной улыбкой. – Как можно не доверять этим глазам, мм?
В глазах плясали нахальные чёртики. Он приложил палец к губам, когда за поворотом послышались шаги.
- Постой, тут могут быть мои друзья, надо их вытащить.
- Я не вытаскиваю чужих друзей.
- Я без них не уйду, - остановился я.
«Агент Дилан» замешкался лишь на несколько секунд:
- Ладно, ладно, идём…
Может быть, мы бы успели, если бы я смог отключить сигнализацию, которая завыла так внезапно, что я подскочил и вцепился в плечо своего нового знакомого. Но сигнализация прервала нашу прогулку, а за ней раздался ещё более тревожный звук – стук каблучков и топот всё тех же сапог. «Почему они не могут носить кроссовки?» - проскользнула шальная мысль. А потом перед нами возникло то самое знакомое лицо из прошлой ночи.
- Куда собрались, мальчики?
Я физически ощущал удивление пополам с мольбой в своём взгляде:
- Ты?
Эшли Джазз знающе улыбнулась в мою сторону:
- До чего ты неспокойный, Петрелли. Не упрямься, иди обратно в камеру. И ты, Дилан. Никто ведь не хочет добавку транквилизаторов, верно?
Если бы она не отправляла не стояла здесь на фоне «вояк» в боевой готовности и не отправляла нас в камеру, я бы сказал, что она ничуть не изменилась за эти годы. Подчиниться заставило это необъяснимое чувство вины, которое преследовало меня, когда Эшли была рядом.
- Кхе… *Стерва*… Кхе, - выдавил из себя Дилан.
Девушка насмешливо подняла бровь:
- Будь здоров.
Я был в таком шоке, что до камеры шёл молча. А когда мы снова остались одни – я и сообщник на стеной, до меня дошло, что я его подставил. Если бы я не стал упрямиться, вполне возможно, что он был бы сейчас на свободе.
- Извини, Дилан. Это из-за меня так вышло, - признал я, прижимаясь лбом к стеклу. – От меня одни беды.
- Выше нос, Петрелли. Ещё и не в такое попадал. Кстати, как твоё имя?
- Питер, - представился я. – А ты – Дилан?
- Это фамилия. Друзья обычно зовут меня по имени. Джок.
- Приятно познакомиться, Джок, - я вздохнул. – А мне можно звать тебя по имени?
- На здоровье, Пит.

Добавлено (04.09.2008, 18:28)
---------------------------------------------

5.

Идея прочно засела в самом затылке и сдавливала голову железной перчаткой.
- Ты в самом деле не агент?
- Мне для камер отвечать или для тебя?
- Ты говорил, что люди тебе доверяют. Не слишком ли ненормальное это доверие.
- О чём речь, Пит?
Я снова прислонился лбом к стеклу, желая просунуть голову насквозь лишь для того, чтобы увидеть сейчас выражение его лица.
- Ты так ловко втёрся в доверие охраннику. Может быть, то же самое ты делаешь со мной? Почему я так просто тебе доверился?
- Мать моя женщина! Ты ещё больший параноик, чем я. Мне это зачем?
- Я не знаю.
- Ты ведь мне не доверяешь сейчас, верно? Значит, я не использую… - он замолчал. Я понял, что мои догадки оправдались. – Хм, а ты сообразительный. Это подозрительно, - добавил он издевательским тоном.
- А ты не слишком-то осторожен, - раздражённо парировал я.
- Они уже вкололи тебе дозу, да? – его тон звучал серьёзно и обеспокоено.
- Дозу? – я снова почесал плечо, вжимаясь в стекло.
- Вчера ты не был таким параноиком, - констатировал он. – Ты бредишь. Так бывает после первой дозы.
Смысл его предложений ускользал от моего воспалённого разума, но я уловил суть, и она была не утешительна.
- Они… они отобрали мою силу?
- Нет, для этого нужна не одна доза, а приличный курс. Я так понимаю, они тебя наметили своей жертвой. Крепись, парень.
Ногти скрипнули по стеклу, я сполз на пол.
- Я не хочу крепиться… я просто хочу домой.

Добавлено (05.09.2008, 07:58)
---------------------------------------------

6.

- Я в осени застрял… Перевалил через новый год и снова вернулся в осень. Просто это всё начиналось осенью и… мне надоели дежа вю, от них голова кружится, - я потёр переносицу в подтверждение, пальцы впились как горячий металл. – я хочу… не знаю, хочу весну, лето…
- Пит, ты не устал болтать? – голос звучал глухо и далеко.
- Устал, - признался я. – Пить хочу… У меня аллергия на транки.
- Транки? Ты про транквилизаторы? Это не они.
- Я знаю, - я усиленно потёр глаза ладонями и повторил. – Я… я устал.
- Это потому что сейчас ночь. Ради бога, спи уже.
- Я не люблю спать. Когда спишь, теряется контроль над тем, что происходит вокруг… минуты утекают… Джок, минуты утекают, почему мы не бежим?
- Пит, просто спи, ладно? Или помолчи.
- Почему молчать?
- Потому что завтра тебе будет стыдно за твою болтовню. Просто дай мне поспать.
- Джок…
- Ладно, ты хотя бы не поёшь. Говорят, что есть и такой побочный эффект. Обещай не петь, ладно?
- Джок…
- Говорят, это плохой побочный эффект.
- Джок?
- Ммм?
- Мне страшно.

7.

Я сосредоточил взгляд на своей руке. Рука была интересная. Если достаточно быстро стучать пальцем по столу, от неё исходят такие размазанные пятна. Если вы снимали ночью фонари на камеру с большой выдержкой дрожащими руками, то понимаете, о чём я говорю. Интересными были её волосы. Они давали такой же эффект, когда она отбрасывала их назад. Рыжие прядки горели в полумраке. Стол тоже был интересным. Потому что он был. Я так давно не видел стол… А вот от её голоса закладывало уши. Я ловил подъём тона в конце каждой фразы, который знаменовал вопрос, и это казалось смешным как песенка из детской программы. Я мог бы сидеть так долго-долго, смотреть и слушать.
- Питер, ты слышишь, что я говорю?
- Угу, - промычал я. – Ты говоришь.
- Ты согласен сотрудничать?
Поиски пуговицы на рукаве казались более интересным занятием… Но она потерялась и не хотела находиться:
- Я уже невидимый?
Стул противно скрипнул, нарушая стройную мелодию её голоса.
- Эш, ты куда? - я не хотел, чтобы она уходила. Не помню почему, но я не хотел. – Куда ты? Я скучаю по тебе.
Я прикрыл глаза, слыша цокот каблучков, щелчок замка и её «пациент плохо реагирует на лечение». Другой голос вплёлся в симфонию – мужской, знакомый. Как дуэт.
- Кайли и Джейсон, - выдохнул я.
Цокот каблучков стал ближе:
- Что ты сказал? Кто такие Кайли и Джейсон?
Ответ вышел удивлённым оттого, что они не знают:
- Вы. Кайли Миноуг и Джейсон Донован. And now we're back together, togeeeeether, I wanna show you my heart is oh so true…
Как можно было забыть? Слова эхом прыгали по пустой комнате как солнечные зайчики.
- And all the love I have is, especially for you… , - я закашлялся. -Можно я буду Джейсоном?
Цок-цок-цок становилось тише. Не дождавшись ответа, я положил голову на стол:
- Я устал.


Питер Петрелли | Тедди "Юпитер" Петрелли в ролевой
 
Анечка_СьюДата: Пятница, 05.09.2008, 09:55 | Сообщение # 5
▪ Silver fish ▪
Модератор ролевой
Награды: 4
Сообщений: 2923
Статус: Offline
Долорес Броуди

Эти два месяца выдались тяжелыми... Но в тоже время и прекрасными. Учеба шла своим чередом, ребята учились, другие преподовали. Правда, несколько раз пришлось немного грубо указать Десмонду на его ошибки. Он слишком развязно вел себя с учениками, в классе небыло обстановки учения, а какая-то легка, развязная... Если бы я срочно не вмешалась, возможно, они бы все перешли на ты, но, я появилась как всегда вовремя...
Правда, за это время случилась огромная трагедя. Моя кошка была безжалостно задавлена автомобилем. Водитель выплатил нам существенный штраф, но, этим же не вернуть кошку? Моя дорогая киска... Вернулся из командировки муж, но вскоре уехал снова...
В общем, эти два месца были пустыми. Единственное, что обрадовало, так это приход очень важного документа из правительства... Начинает свое действие с первого апреля. Ну вот и покажу всему пед. коллективу эту бумагу первого апреля...


Mеllorine!
Если кроме своей жизни тебе больше нечего поставить, так поставь наши!! (Луффи)
 
DreamerДата: Суббота, 06.09.2008, 17:44 | Сообщение # 6
▪ Killjoy ▪
Группа: Heroes RPG
Награды: 58
Сообщений: 11669
Замечания: 0%
Статус: Offline
La Femme Alex / Оливер Твист

1.

Спасение не принесло ни облегчения, ни удивление. Только дежа вю. Потому что это снова была она:
- Петрелли, хорош валяться. Прыгай.
Я перевёл взгляд с портала в моей стене на неё. Нет, удивление состояло в том, что её локоны больше не были рыжими. Чёрные волосы делали её старше, но конопушки выдавали, что когда-то она была мягче.
- Прыгай, тебе говорят, - она толкнула меня в портал.

На той стороне уже ждал Джок.
- Порядок? – спросил он, возясь со своим пластиковым браслетом. – А она молодец.
Я обернулся, но портала больше не видел.
- Да, Алекс необычная…
- Да уж, а необычным в наше время приходится несладко, - заметил парень.
Я вздрогнул, когда портал открылся снова, и она появилась рядом с нами, придерживая под локоть незнакомую девушку.
- Ну всё, все в сборе, - Алекс откинула чёлку назад, я всё никак не мог привыкнуть к этому цвету.
- Твои волосы…
Она одарила меня суровым взглядом, передавая девушку Джоку:
- Позаботишься о ней?
- Да без проблем, Андерсон.
- Андерсон? – не понял я, наблюдая как Джок подхватывает бывшую заключённую и собирается уходить. – Ну, бывай, Пит. Ещё свидимся.
Жизнь опять проходила, отклоняясь от курса, а я никак не мог выровнять штурвал.
- Ты, - она указала в мою сторону, не глядя в моё лицо. – Тебя верну твоей команде…
- Моей команде? – я продолжал выглядеть идиотом.
- Сью, Райан, - напомнила она.
- Они в порядке? – обрадовался я.
- Да, они в порядке, Петрелли. Это только ты вечно умудряешься найти приключений на свою задницу, - выдала она на одном дыхании, но быстро взяла себя в руки и приняла тот же сосредоточенный вид, что был на её лице, когда мы впервые встретились. – Послушай, мне неинтересно, как ты сюда попал, но я тебя вытаскивала не ради собственного развлечения. Я просто верну тебя ребятам и всё…
Что я сделал не так? Что я сделал, что она на меня злится?
Я покачал головой:
- Нет, я не могу к ним вернуться. Я не хочу, чтобы на нас опять напали, Файенс говорил, что это может быть из-за меня.
Она усмехнулась:
- Ну да, Файенс говорит о том, чего не надо и умалчивает о важном.
- Вы знакомы? – удивился я.
- Ага, все знают Файенса. По ТВ видела, - она сложила руки на груди. – Если ты снова собрался бежать и прятаться, то это плохое начало. Ты стоишь посреди улицы и разговариваешь с девушкой, головой которой не прочь бы закусить правительство.
Я нахмурился, теребя браслет. Осеннее солнце не согревало, по рукам бежали мурашки. А может быть, дело было в её прохладном тоне.
- Почему ты злишься? – всё же спросил я.
Она удивлённо посмотрела на меня:
- Раньше ты не спрашивал.
- А теперь спрашиваю. Почему?
- Потому что жизнь – дерьмо, Петрелли, - она сложила руки на груди.
- Почему ты злишься на меня? - уточнил я.
Она смотрела на меня, щурясь от жёлтого солнечного света.
- Я отведу тебя к твоим.
- Я всё равно не пойду, - воспротивился я. – Я не хочу, чтобы они рисковали.
Она раздражённо пожала плечами и сделала шаг назад:
- Отлично. Тогда все четыре стороны в твоём распоряжении. Иди куда хочешь.

2.

Облачка пара, вырывающиеся изо рта при каждом выдохе говорили о том, что ночь холодная. Я знал, что холод где-то здесь, но меня он не касался. Я прятался в свете фонарей, где никто не счёл бы меня маньяком или вором. На взгляды прохожих отвечал улыбкой, которая давалась на удивление легко. Я вспоминал детство. Ноги довели до особняка, который был как мираж похож на родной дом. Даже это запах печёных для ужина булочек, которые все игнорируют. Я наблюдал за силуэтами, которые двигались за плотно задёрнутыми шторами, пока свет наконец не погас, оставляя меня наедине с тусклыми звёздами.

Наутро я не мог понять, почему меня тошнит. Холод наконец добрался до самых костей, а улыбаться больше не получалось. Как же я хотел обратно свою невидимость, телепортацию, кофе и тёплый душ... Вместо этого навалилась болезненная слабость, от которой хотелось забраться под одеяло, свернуться в клубочек и переждать. Боже, храни нью-йоркцев, которые оставляют ненужный «мусор» не донося его до помойки. Я нашёл себе кофту. Совсем такую, как была у меня – мама её не любила за серость и капюшон. Зато в карманах можно было греть руки. А в сочетании с серыми трениками, она создавался эффект спортивного костюма. Словно я просто на пробежку вышел, а не сбежал со стола опытов.
Метро давало щедрый приют. Я знал, что меня будет нелегко вычислить среди этой толпы людей. А если вычислят и придут, здесь будет легче убежать и спрятаться, как сказала Алекс. Но сегодня бежать не пришлось. Я весь день наблюдал за поездами, к вечеру начал давать им прозвища. Первого звали Клод. У него был насмешливый стук колёс, в котором если прислушаться, можно было различить британский акцент. Мне казалось, он смотрит в мою сторону и подмигивает. Я запрыгнул в вагон, гадая где сейчас настоящий Клод. Может быть, бежит и прячется как я. Когда-то я обвинял его за это. Сейчас как никогда лучше понимал, что в этом нет ничего простого. Может быть, бежать и прятаться сложнее, чем быть героем.

3.

Через энное количество дней привычка давать прозвища распространилась на другие предметы. Автомат с напитками звали Нэйтан. Он смотрел с подозрением и бухтел, когда одалживал чашечку кофе. Я сглотнул, слыша, как ароматный напиток заливается в чей-то чужой пластиковый стаканчик. Тошнило до сих пор, но от голода кружилась голова. Я заставлял себя держать под контролем неприязнь к окружающим, которые ходили вокруг сытые и недовольные. По утрам чудился запах тостов, который они приносили на своих кофтах, которые всё чаше сменялись на куртки и пальто. Я продолжал кутаться в свою спасительную кофту, избегая сквозняков. Кашель всё равно доставал от сухости и пыли. Я ещё раз пообещал себе вести здоровый образ жизни, когда вернусь домой.
Если вернусь домой.

Добавлено (05.09.2008, 14:52)
---------------------------------------------

4.

Я знал, что рано или поздно оно вернётся. Первой как всегда вернулась невидимость. В тот день, когда они всё же пришли за мной. Никогда я ещё не бегал так быстро. Если не считать того случая, когда я догонял парня на суперскорости. Топот сапог, а я нёсся к выходу, пытаясь вспомнить, как звали того парня. Адреналин подскочил до той самой степени, что включилась невидимость. Я ощущал взгляды людей, который оборачивались посмотреть, кто так грубо пихает, но натыкались на пустоту. Я усмехнулся. По-британски. Резиновая подошва противно скрипела по полу. Они отставали. Прыжок через турникеты. Три метра до выхода. Я так и не вспомнил его имени. Небо серое и влажное от мороси. Лужи под ногами. Я оттолкнулся от бордюра, подпрыгнул… прыжок закончился полётом. Небо гостеприимно открывало свои объятья. Я понял, что скучаю по брату.

Приземление было неудачным. Я ухнул и от грубого соприкосновения с землёй и закусил губу, чтобы не взвыть, когда запястье пронзила острая боль. Зато на несколько минут забыл про голод, холод и свои трепетные чувства к брату. Однако, тоска по дому не прошла бесследно, потому что родной особняк как раз вписывался в пейзаж, там, где я приземлился. Прижимая к себе ушибленную руку, я кое-как отряхнулся, не сводя глаз с этого замка, где прошла большая часть моей жизни. И который, был не мой. Нет, особняк, наверное был мой – ему безразлично время и истории, которые его окружают. Не моими были люди, что там жили. Другой Нэйтан, другая Хейди, подросшие дети, друга мама… Если они все живы и здоровы. Здесь может быть что угодно. Даже со стороны он выглядел уютно и приветливо. Хотя, дома всегда выглядят приятно и уютно, особенно прохладными вечерами, когда внутри горит свет. Жизнь кажется уютнее по ту сторону окон. Хочется стать невидимым, заглянуть внутрь, посидеть на кухне, слушая, как они разговаривают о своих делах. А что мне мешает? Как говорил Клод? «Я наблюдал за людьми, когда они думают, что они одни. Был в их домах». Что мешает мне? Кроме неуместного чувства приличия... Я мог слоняться по улицам, как переросший Оливер Твист, либо отхватить свой беспардонный кусочек комфорта как Клод. Быть по ту сторону уютных окон. Только не здесь. Не дома.

5.

Помните, когда говорят об относительности добра и зла, приводят обычно такой пример: можно ли осуждать человека, который украл булку хлеба для того, чтобы накормить свою несчастную голодающую семью? Так вот, забудьте.
Во-первых, почему обязательно семью? Почему нельзя накормить себя? Или красть для себя больший грех, чем красть ради ближнего своего?
Во-вторых, неважно, куда перевешивает чаша весов – в пользу добра или зла. Ваша встроенная совесть всё равно чешется как от крапивницы. Нет, я и раньше воровал, но никогда этим не гордился.
Я в очередной раз заглянул в зеркало, чтобы убедиться, что у меня достаточно вымученный вид, чтобы совесть заглохла. Отражение меня не разочаровало. Я отрешённо разглядывал живописные круги под глазами, впалые щёки, неряшливую щетину и грязные волосы, которые снова начали отрастать, складываясь дурацкими кудряшками за ушами. Как будто всё это не моё... Похож не то на бродягу, не то за рок-звезду в завязке.
Нет, это определённо не тот город, где стоит валиться в голодный обморок или дрожать от холода, потому что совесть не позволяет взять то, что помогло бы вернуть к жизни. Упадёшь – крысы погрызут. Заснёшь не там – полиция схватит. Нет… пожалуй, это не тот мир, где стоит собой жертвовать ради таких глупостей, как благородство.
Я закрыл дверь ванной на защёлку и включил душ.

6.

Обед проходил перед включённым ТВ. Солнечный свет оставлял пятна на экране, но мне было лень встать и задёрнуть шторы. Вывихнутое запястье перестало ныть после дозы аспирина. У хозяев был посредственный вкус – от мебели до содержимого холодильника. Но лазанья, пусть и из полуфабриката, напоминала о доме. На десерт был вишнёвый компот (прямо из банки) и печенье. Я удивлялся, как можно скучать по таким обыденным вещам, как дневное телевидение и арахисовое печенье. С удовлетворённым вздохом, я пришёл к мысли, что есть больше не хочу. Точнее не могу. Вот что хозяева подумают, когда обнаружат заметно опустевший холодильник? Пусть думают, что у них завелась мышь. Большая такая, экзотическая... Я усмехнулся. Под руку попалась кошка, которая требовала, чтобы ей почесали за ушком. Доверчивая, как Мяут и рыжая, как его хозяйка. Я откинул голову на спинку дивана и закрыл глаза. Сил хватало лишь на то, чтобы гладить благодарное животное и слушать шёпот телевизора. Об Эшли думать не хотелось. Мечты возвращались к тем свежевыпеченным булочкам, специально для семейного ужина.

7.

Я распахнул глаза от неистового визга. Мне как раз снились нелепые баррикады и вой сирен, так что визг был очень кстати. Но лучше бы он был во сне, чем за его приделами. Тем временем нарушитель спокойствия уже громко топал, убегая к двери. В поле зрения попал лишь кусок жёлтой юбки, скрывшийся за дверью:
- Маааааамаааааа! У меня в комнате бугимээээн!!!
Я по инерции испуганно огляделся, пока до меня не дошло, что бугимэн – это я. За окном темно, а я заснул на детской кроватке. Как в той сказе про медведей… Я прыгнул за кровать, не успев ретироваться в окно до того, как совсем близко послышались голоса, и дверь открылась, впуская в комнату среднестатистическую мать-одиночку, измученную работой и маленькую принцессу в жёлтой юбочке и ободком с кошачьими ушками.
- Таааам! – она показала пальцем так близко от меня, что я напугался. Но её взгляд беспокойно прыгал по комнате. – Он невиииидимый! – заупрямилась она.
- Никого здесь нет. Ты уже большая девочка, сама знаешь, что бугимэнов не бывает.
- Но он был! – она размазала слезки по щекам. – Мамочка, можно я буду спать с тобой? Вдруг он вернётся?
Я затаил дыхание. Какая-то часть меня даже хотела, чтобы она поверила своему чаду, успокоила и защитила от бугимэна. Но я как большой мальчик знал, что бугимэнов не бывает. Есть только невидимые дяденьки, которым негде ночевать.
- Глупости… - мама покачала головой и вышла из комнаты, сопровождаемая хлюпающим ребёнком.
Ни за одну «позаимствованную» вещь мне не было так стыдно, как за украденное спокойствие маленькой девочки.

Добавлено (06.09.2008, 17:44)
---------------------------------------------
Выздоровевшему Алхимику посвящается. ))

8.

Одиночество – любопытная вещь. Начинает возвращаться чувство, что ты принадлежишь только себе. Это свобода – когда не отвечаешь ни за кого кроме себя, волнуешься только за себя и не заставляешь волноваться других. В одиночестве нет ничего постыдного или жалкого. Главное принять его. Всё равно мы все одиноки в той или иной степени. Это все те средства коммуникации, что мы создаём, жадно цепляясь за контакты с другими живыми существами. Это банальная музыка в наушниках, которой мы отгораживаемся ото всех, погружаясь в свой мир. Одиночество повседневно и повсеместно. В той или иной степени. Я же дошёл до абсолюта. Я понял это, когда незнакомый голос окликнул меня на улице.
- Пит, это ты? Я думал, ты уехал, - незнакомый мужчина хлопал меня по плечу. – Ты вернулся что ли?
Взгляд прошёл незнакомца насквозь. Безразлично его имя, безразлично кем мы друг другу приходимся.
- Я спешу, - оправдался я, уходя в другую сторону, чтобы слиться с толпой.
Тогда я понял, что лучше не выключать невидимость. Нью-Йорк не так велик, как хотелось бы. Здесь все рано или поздно сталкиваются. Я не мог себе позволить столкнуться не с теми людьми.

9.

Но я не удержался, когда увидел её. Я не знаю, как меня занесло на кладбище. Возможно, мне надо было убедиться, что моих родных здесь нет. Её я узнал издалека. Несмотря на изменившийся цвет волос, который отбирал часть её натуры.
- Алекс, - я возник за её спиной. То как она вздрогнула, навело на мысль, что она боится привидений.
- Я не должна была тебя отпускать, - она не повернулась. – Джок только потом сказал, что тебя… Что они успели тебе вколоть.
- Я в порядке, - откровенно заверил я. – Способности на месте.
- Он говорит, что ты пел.
- Да? Я не помню. Это плохо?
Она посмотрела на меня через плечо, до комичного строго. Я понял, что она волновалась.
- Не беспокойся, я могу о себе позаботиться, - заверил я.
Она усмехнулась, выразительно кивая на мою перевязанную руку:
- Не смеши меня, Петрелли. Да моя четырёхлетняя дочь может лучше о себе позаботиться, чем ты.
Как гром среди ясного неба. Я положил руку на её плечо, заставляя её полностью развернуться ко мне лицом:
- У тебя есть дочь?
- Вот это сюрприз… - но её усмешка стала менее жёсткой.
- Он назвал тебя «Андерсон», - вспомнил я. – Значит, это не псевдоним. Это фамилия твоего мужа… Да?
- Браво, да ты гений!
Я так привык к одиночеству, что укол ревности был полной неожиданностью. И это дурацкое чувство, когда пытаешься делать вид, что всё нормально, но каждая интонация выдаёт смятение и неловкость:
- Познакомишь нас?
- С радостью, - она с резвой злостью сделала шаг в сторону и кивнула рукой на могильную плиту. – Питер, это мой муж, познакомься. Кел, это Питер. Пожмёте друг другу руки?
Наверное, непристойно так глупо хлопать глазами, когда речь идёт о серьёзных вещах.
«Кел Андерсон. Любящий муж. Любимый папочка. Просто хороший парень».
Невольно её жизнь пролетела перед глазами: свадьба, рождение дочки, похороны мужа. Она одна с ребёнком и пытается спасать мир.
- Я… мне очень жаль.
Нет фразы банальнее и правдивее для таких случаев. Для таких случаев вообще нет подходящих фраз.
- Он защищал твоего брата, - с чувством добавила она.
- Мне жаль, - упрямо повторил я шёпотом.
- Где был ты, Питер? Ты должен был его защищать, а не Кел! Почему не ты…?
Почему не я умер?
- И потом ты просто исчез! – она неопределённо махнула рукой. – Мы думали, ты особенный… Я думала, что ты особенный! Я в тебя верила. А ты просто взял и исчез! Столько шуму из-за Питера Петрелли, а ты ничего не можешь! - она упёрлась руками в бока и покачала головой. Я понял, что она давно уже не плачет на этой могиле. – Сила никого не делает героем, - уже тише добавила Алекс. – Вот Кел был героем. А ты… - она отвернулась к могильной плите.
Я сглотнул, слёзы на глазах высохли так же быстро, как и появились. Горько было не от её слов, а за неё. Но одиночество выстраивает какой-то барьер по отношению к окружающим, покрывает эмоции корочкой инея и поднимает на ступень выше от всего мира.
- Выговорилась? – я удивился, как тепло звучит вопрос вопреки застывшим чувствам.
- Да, - она кивнула, откидывая чёлку назад, и этот привычный жест возвращал её ко мне.
- Я всё исправлю, - я заглянул ей в глаза, избегая подробностей. – Я обещаю. А Петрелли не нарушают своих обещаний.

Она рассказала, что её дочь звали Лилиан. Имя нежно звучало на её губах. Я не видел эту девочку, но она казалась самой настоящей на свете. Её дочь.
Она больше не уговаривала меня вернуться в мою команду.

10.

В тот день, я понял, что у меня не осталось ничего своего – ни семьи, ни друзей, ни одежды. Даже часы отобрали, а я по ним скучал, то и дело возвращаясь взглядом к пустому запястью.
В тот день, я понял, что от меня самого мало что осталось – ни сожалений, ни чувства вины, ни беспокойства, которое обращалось кошмарами по ночам. Только твёрдая решимость вернуться домой и всё исправить. Решимость и одиночество.
В тот день, я снова ходил по улицам видимый.


Питер Петрелли | Тедди "Юпитер" Петрелли в ролевой
 
John_Jones_Wolf-ClaudeДата: Воскресенье, 07.09.2008, 15:40 | Сообщение # 7
▪ Миротворец ▪
Администратор
Награды: 51
Сообщений: 15458
Статус: Offline
***



Rains | Segrave | Petrelli | Martin | Aurelius | Drake- в ролевой
 
DreamerДата: Понедельник, 08.09.2008, 08:42 | Сообщение # 8
▪ Killjoy ▪
Группа: Heroes RPG
Награды: 58
Сообщений: 11669
Замечания: 0%
Статус: Offline
Джо, спс )

начало октября, 2012

Перемены

1.

Я видел её раза четыре до того, как позволил ей увидеть себя.
- Привет, - она подскочила так же, как и любой, с кем я проделывал этот фокус, появляясь из ниоткуда.
- Питер! – Сьюзан повернулась с гримасой испуга и облегчения на лице. Я понял, что облегчение было оттого, что она нашла то, что искала. В подтверждение она ударила меня кулаком в грудь. – Больше никогда так не делай!
Я изобразил невинное выражение на лице:
- Ты запрещаешь мне внезапно появляться, мамочка?
- Я запрещаю тебе внезапно исчезать.

2.

Новая штаб-квартира не отличалась от старых. Они по-прежнему прятались в местах, которые потеряли свою значимость. Ещё один заброшенный мотель на окраине города с обветшалым потолком и назойливыми сквозняками.
- Я думал, вы решите, что я вернулся домой.
Сью продолжала делать вид, что слишком занята перевязкой моего запястья, чтобы говорить.
- Я не хотел, чтобы вы волновались.
- Да, мы бы так подумали, если бы Андерсон не сказала, что ты не хочешь возвращаться к нам.
- Я не знал.
Она скептически посмотрела на меня.
- Я видел тебя несколько раз, - признался я.
- Значит, в самом деле, не хотел возвращаться, - констатировала всё тем же напряжённым тоном девушка, заканчивая свою работу. – Почему же передумал? Стал менее опасен? За тобой больше не охотятся?
Я вздохнул её упрямству:
- Сью, зачем всё усложнять?
Стул резко скрипнул по голому полу, когда она встала с места:
- Я усложняю? Это ты сбежал, потому что в твоей голове поселилась идея о том, что ты для нас опасен! Я послала Алекс за тобой. Если бы ты пришёл сразу, всё было бы проще! Я несколько недель…
- Стой, - я выставил руки вперёд, не давая ей договорить – Всё просто. Если ты хочешь, чтобы я был здесь, я останусь. Если ты злишься и не хочешь меня здесь видеть, я сейчас же уйду.
Она вздохнула.
- Я злюсь. Но я хочу, чтобы ты был рядом. Пит, просто…
- «Просто больше так не делай», - повторил я её фразу. – Я понял.
Я откровенно не понимал, зачем я ей здесь рядом.

3.

Я не знаю сколько, точно времени меня не было. Вероятно недели две, может быть три, но перемены произошли. Штаб словно оживился. Напряжение сменилось движением. За всё прошлое время пребывания в этой компании я не видел, чтобы Мери и Мартин столько говорили, как за сегодняшний вечер. Когда они думали, что никто не видит, его рука тонула в её золотистых локонах, а она жмурилась как довольная кошка. Она улыбалась.
Джессика удивляла не меньше.
- Док, огоньку дай! – скомандовала она через всю комнату. Файенс отвлёкся от какого-то чтива в папочке с грифом «совершенно секретно» и бросил ей зажигалку, чем заслужил неодобрительный взгляд Сью:
- Я же говорю, в помещении не курить, - повторила она.
- Ладно, ладно, без проблем, - сдалась Джесс, - мы с доком пойдём на крылечке пошушукаемся. Док?
- Иду, - отозвался Файенс, с неохотой отрываясь от папки, чтобы подхватить куртку. Девушка перехватила мой удивлённый взгляд по дороге к двери и подмигнула.
- Что? Я люблю плохих мальчиков. Ты не куришь?
Я мотнул головой.
- Жаль, - она подмигнула.
Я наблюдал через окно, как они оживлённо болтают у входной двери, выпуская колечки дыма. Она запрокидывала голову и смеялась так, что слышно было даже через закрытое окно. Он улыбался.
- Сью, что здесь происходит? - я обернулся к девушке с полной гаммой замешательства на лице.
- Мы выясняем, что происходит в этой организации, которая безбожно над нами издевается. А потом мы нанесём ответный удар.

Добавлено (07.09.2008, 17:06)
---------------------------------------------

4.

Она сказала, что Файенс и Мартин введут меня в курс дела. Нет, сначала она спросила, хочу ли я, чтобы меня ввели в курс дела. Я заверил, что да. Потом я не был так уверен.
Мартин говорил, Файенс передавал папки, где маркером были отмечены главные пункты. Передо мной мелькали знакомые лица и имена.
- Про Редвуда ты уже знаешь, - парень отложил файл. – Их поисковая система. Определяет одарённость во внушительном радиусе.
- Насколько внушительном? – переспросил я.
- Где угодно, - подсказал Файенс. – Штаты, Европа, Австралия – ему всё равно. У него карта с красными мигающими точками вот тут, - от постучал пальцем по виску. – Может сказать, где находится одарённый, но кто именно и что он умеет не знает.
Я кивнул, подтягивая к себе папку с ещё одним знакомым фото:
- Эшли Джаз. Её я знаю лично.
- Да, она приходила тогда с группой захвата, - кивнул Мартин, убирая её дело.
- Я знал её ещё до этого.
Ещё одно лицо не осталось незамеченным.
- Кейт Паркер, - вещал тем временем Мартин.
- Делает копии, - я опустил глаза и потёр затылок.
- Да, это она помогала в клонировании, - кивнул юноша.
- Её я тоже знал… Боже, она ведь...
Нет, она уже не была ребёнком. Никто из них не был.
- Вижу, у тебя много знакомых там, - в его удивлении не было ни капли подозрительности.
- Да, и там и тут. С тобой я тоже был знаком, мельком, - я махнул рукой, - Ты не помнишь.
Юноша задумался на секунду, но мотнул головой, скидывая оцепенение:
- Неважно.
Для меня было важно. Каждое знакомое имя и лицо было для меня важно.
- Откуда у вас вообще это всё?
Мартин кивнул в сторону своего соседа:
- Док постарался. У него есть доступ к файлам.
- Так просто?
Файенс подпёр рукой щёку:
- Фактически пришёл и взял.
- Вот тебе и будущее, - пробормотал я под нос. – Почему всё не хранится в электронном виде?
- Оно хранится. – объяснил учёный. – Это страховка. Компьютеры иногда подводят по тем или иным причинам. Порой приходится возвращаться к традиционным методам. Согласись, в этот раз они были очень кстати.
- Не спорю, - выдохнул я, потирая глаза.
- И ещё последний, но самый важный… - протянул юноша, кладя передо мной очередное дело.
- О боже… - я не хотел, чтобы он произносил имя вслух, но Мартин был неприклонен:
- Стэнли Кэриев.
- Фактически, как раз он за всем и стоит, - подтвердил Файенс, тыча пальцем в фото с человеком, которого я, оказывается, не знал.
- Что он делает? – у меня было впечатление, что ответ поможет мне оправдать друга.
- Содержит дело, раздаёт распоряжения, - кратко пояснил учёный.
- Значит, главный – не ты?
- Моя роль в деле весьма скромна, - он сложил руки в замок. Мартин фыркнул:
- Ну да, а на плакатах не Вы, а Ваш злой брат-близнец? И вакцину выдумали не Вы?
Файенс отложил очки:
- Я не снимаю с себя ответственность. Я лишь говорю, что моей заслуге в успешности дела тоже нет. Я просто оказался в нужном месте в нужное время.
- У Вас прямо дар какой-то на подобные вещи, - ухмыльнулся Мартин.
- Кстати, а как ты лишился своего дара? – перебил я, отводя взгляд от фото.
- Это было давно, - лаконично ответил профессор. – Я был первым, кто опробовал это на себе.
- А Ева? – поинтересовался я. – Она могла сама себя лишить дара?
Файенс посмотрел на меня как на очень глупого ребёнка:
- Нет. У неё иммунитет к собственной способности.
- Почему она впала в кому? – задал я другой вопрос.
Доктор нетерпеливо вздохнул:
- Она… - он почесал затылок. – Она… разве это важно?
- Вы же сами говорите, что мы пытаемся разобраться, что там происходит. Да, это важно.
Я видел, что ему неприятно говорить. Но мне тоже было неприятно слушать о том, что мои друзья – мои бывшие друзья – чуть было не довели дело до геноцида одарённых.
- Так что? – подтолкнул я его к истине. Файенс потёр основание шеи:
- Я не знаю. Один день всё было в порядке, а потом я… я не помню, - признался он. – Как из головы вышибло…
Я порылся в кипе бумаг на столе, но так и не нашёл то, чего искал:
- Тогда, вероятно, у вас файлы не на всех тёмных лошадок этой самой организации.
Потому что я знал всего лишь двух человек, которые могли бы «вышибить воспоминания» из головы. И мне очень бы не хотелось думать, что в данном случае это была Мел.

Добавлено (08.09.2008, 08:42)
---------------------------------------------

Семь символов

1.

Мы разбирали файлы до вечера. Меня физически тошнило от подробностей. Особенно о тех, кого я знал. Я не понимал, как буду смотреть им в глаза после того, как вернусь домой. И будет ли надобность? Чем дольше я всматривался в эти лица, тем больше укреплялось впечатление, что меня предали.
Кейт, которой я когда-то дал второй шанс.
Эшли, которая была моим якорем.
Стэнли, который был моим другом в какой-то другой неведомой реальности.
Чувства, которые затупились о жёсткие стенки одиночества, снова давали о себе знать – острые, сырые, ноющие. Я убеждал себя в том, что всё это не случилось. Но случится, если никто не вмешается.
- Питер, всё нормально?
Голос Файенса вернул меня к реальности. Я усиленно потёр виски.
- Нет… не особенно.
- Хочешь закурить? – он протянул пачку сигарет.
- Нет, я бы выпил, - признался я.
- Я бы тоже, - согласился он, по моему примеру запуская руки в длинную шевелюру. – У меня есть бутылка виски.

2.

Эту ночь мы провели втроём: Файенс, я и бутылка виски. По иронии судьбы, в последний раз я так напивался… на Дне Рождения Стэнли. Зато в этот раз он рассказал, как он стал первым, кто лишился способности.
- Со мной никогда в жизни не случалось ничего настолько изумительного и страшного…


Питер Петрелли | Тедди "Юпитер" Петрелли в ролевой
 
LorensДата: Понедельник, 08.09.2008, 19:55 | Сообщение # 9
Герой
Группа: Свои
Награды: 26
Сообщений: 3512
Замечания: 0%
Статус: Offline
3.

(Ева Лоренс 19 января 2007 года)
Музыка заполняла собой пустое свободное пространство квартиры. Она скользила между струнами гитары, извиваясь, плыла мимо темных, немного запотевших окон, за которыми была всепоглощающие сумерки зимнего вечера.
И всё то, что было там – казалось каким-то холодным и неуютным, по сравнению с обстановкой царившей в этом месте, пусть оно и не было обителью какого-то спокойствия и тепла, которые были в большой семье или которые были когда…
Его голос вносил какое-то умиротворение, которое была странным в такой ситуации. И странным вообще - по понятию. Сегодня его голос не был раздражен, его голос не приказывал, не был нервным. Сегодня он не вносил коррективы, не приказывал быть другой, сидеть мирно и спокойно. Он не учил.
Сегодня он был другим и у меня тоже что-то было другое.
Его голос пел, струясь вместе с музыкой, на одной волне, в один ритм…
После еще одного бокала шампанского, голос и музыка слились воедино и теперь уже было сложно понять музыка ли была одна, или же музыка была голосом – или же голос был музыкой, кружащей вокруг, застилающий приглушенный свет квартиры.
Я сидела напротив него, умиротворенно улыбаясь, смотря куда-то за его плечо, словно что-то открывая для себя. Что-то новое, ранее не известное, что только однажды посетило меня на краткий миг, посетило и исчезло, оставив какую-то серую тоску и темное раздражение.
Музыка проплывала мимо меня, делала причудливое кольцо и вновь возвращалась к своему создателю.
Сегодня его голос дарил успокоение и нежность, которые плыли вместе с музыкой, вместе с аккордами, движениями пальцев, которых мне хотелось коснуться. Он их прятал, по какой-то непонятной для меня причине. Наверное, поэтому причине он казался не тем, кем был и был тем кем не казался. И, наверное, по этой причине я что-то хотела от него.
Слишком сильная тяга…
Закрыв глаза и откинувшись на спинку дивана, я вновь чувствовала то, что когда-то чувствовала в холодном опустошенном мире, когда вдруг всё упало, разлетевшись в дребезги.
Стремление помочь и страх перед помощью. Своей.
И лишь где-то там, вновь слышались слова, совершенно не связанные с сегодняшним вечером.
Что я могу?
Проклятие…
А потом словно гром, словно удар в сердце…
- я просто хочу, чтобы ты была в порядке…
И мир вновь разбился…
Мне казалось, что я вынырнула вдруг из какого-то океана, который поглощал меня. Вынырнула, разбрызгав воду по полу, глубоко дыша. И вновь была музыка – и вновь был его голос. Но теперь я понимала…
Понимала, и это понимание давало силу…
Какая же я глупая была, как же я сразу не подумала… как же я сразу не услышала, не увидела, не осознала…
Я вновь смотрела на Десмонда, теперь уже в глаза. И он смотрел на меня. Рассеяно и в тоже время точно… как смотрел всегда…всегда… или…
Теперь мне было сложно понять – музыка… тут ли она? Присутствует ли она в настоящем или она…она лишь отголосок моего сердца…
Всё стало точным, границы расплылись и я, находясь где-то между небом и землей, чувствовала эту музыку…
- Знаешь, что самое удивительное в музыке? Код из семи символов. Всего 7 нот, которые уже многие столетия выстраивают в разной последовательности. Настолько разной, что они заставляют испытывать совершенно разные чувства. И не важно, знаешь ли названия нот, знаешь ли ты, что такое до-мажор, до-минор… ты понимаешь их язык. Самый совершенный язык в мире. Семь символов, бесконечное множество сочетаний…
Множество сочетаний… разные чувства…
Как жаль, что именно это сочетание ты выбрал случайно…
Время остановилось, тиканье часов перестало быть слышным…
Музыка…
Чувства…

- Тебе должна понравиться вот эта. Эксклюзивно.
Eve, my lovely Eve
She wears her little heart upon her sleeve
The golden locks and pretty smile
And still you cannot quite deny
The wisdom on her face
Yet so naive…

… и поцелуй

И мир запылал, рисуя калейдоскоп мыслей и образов, и теперь уже музыка звучала в сердце – и теперь уже сочетания были точны и не множественны, и нот было меньше – лишь те, которые впустила душа…
Первый раз, чувствуя губы, первый раз чувствуя это тепло…
Пусть все умрет, пусть все исчезнет…
Оставь лишь его… и меня…

 
DreamerДата: Среда, 10.09.2008, 05:46 | Сообщение # 10
▪ Killjoy ▪
Группа: Heroes RPG
Награды: 58
Сообщений: 11669
Замечания: 0%
Статус: Offline
4.

- Она поцеловала тебя? – я сполз ниже по стене, полулёжа на жёсткой кушетке.
- Да.
- И что было потом?
В полумраке, я видел, как Файенс повёл плечом:
- Потом я сбежал.
- Я не о том… - начал я, но остаток вопроса затонул в приступе смеха, когда я представил себе картину. – Тебя поцеловала девушка, и ты бросился наутёк? Ну ты… мужик!
- Что? Это был День Рождения её отца! Он мог вернуться в комнату в любую секунду, а она… Ей было всего 16!
- То есть было бы ей на пару годков больше, ты бежал бы медленнее? – не унимался я. Он неожиданно присоединился к моему смеху:
- Не переживай, я наверстал потом, - обычная, чуть грубоватая фраза звучала с тем же трепетом, с которым я говорил о… неважно.
Я неуклюже упёрся в кушетку одной рукой, чтобы помочь себе сесть прямо. От смеха не хватало кислороду, и кружилась голова.
- И что было дальше?
- Дальше было хуже, - лаконично отозвался учёный. – Я неделю провалялся в больнице с температурой за сорок, галлюцинировал. И это чувство, знаешь…. Словно каждая клеточка твоего тела умирает и заменяется другой – невыносимая боль каждую секунду времени. Меня держали на обезболивающем. Я не понимал, что происходит. Один раз пришёл в себя и думал, что умру в неродной стране… До сих пор паранойя каждый раз, когда температура подскакивает… - он вздохнул и снова наполнил пластиковый стаканчик. – Но я никогда об этом не жалел. Ева – божий дар человечеству. И, наверное, мне лично. Она спасла меня. – он сделал глоток и озорно добавил. – Кроме того, я же получил поцелуй.
Он снова заглянул в свой стаканчик и салютовал мне:
- За тех, кого мы любим.
- За тех, кого мы любим, - эхом повторил я.

Наутро было очень плохо.

Турбулентность

1.

Я пытался её найти. Потому что обещал Десмонду. Потому что мне самому было важно знать, что это не она. Но все мои попытки найти упирались не то в тупик, не то в больничную стену… Я вдоль и поперёк прочесал эту чёртову больницу, но Мелиссу так и не нашёл. Всё как обычно заканчивалось фонтаном крови из носу.
- Твою мать, Петрелли, ты себя угробишь, - Сью всегда звала меня по фамилии, когда сердилась. Бровки хмурились, придавая её личику детское упрямое выражение. Она была хорошенькой...
- Что, пришла посмотреть, сколько литров крови во мне осталось? – я убрал руку из под струи холодной воды и поднял глаза на заляпанное пыльное зеркало. Крови меньше не стало – я ничего не вытер, только размазал по лицу. Я сглотнул, упираясь здоровой рукой в раковину, ожидая, пока перед глазами перестанут бегать разноцветные мушки.
- Что ты делаешь, Питер?
- Мне надо найти её, - попытался объяснить я.
- Да, но ты не можешь. Не так, - она подошла сзади, взяла меня за плечи и заставила присесть на табуретку.
Я хотел покачать головой, но она меня остановила:
- Не вертись, расплескаешь остатки крови.
- Мне надо её найти, - упрямо повторил я.
- Но тебе не надо себя изводить. То, что ты строишь из себя мученика, делу не помогает.
- Ничего я из себя не строю, - хлюпнул я.
- Пит, всё просто, - она присела передо мной, кладя руки на плечи. - Ты делаешь то, что можешь. А то, что не можешь – не делаешь. Ты не можешь найти её с помощью своей силы – мы найдём другой способ, - она встала, но её рука всё ещё оставалась на моём плече. – К тому же мне надоело смотреть, как ты истекаешь кровью. Понапрасну.
Я усмехнулся. Понапрасну.
- Зачем ты это делаешь? Зачем нянчишься со мной? Я ведь не сделал ничего особенного. От меня никакой помощи. Чего ты ожидаешь от меня?
Она улыбнулась и потрепала меня по волосам. Совсем как Нэйтан.
- Глупый. Ничего я от тебя не ожидаю. Мы ведь друзья, а?

Я больше не искал её. Не так.

2.

специально по просьбе Анечки, которая вдохновляла меня всё это время ^_^

- Стэнли был моим другом. Давно… он сделал для меня… он много сделал для меня.
Я не знал, отчего она говорит – от аспирина или жара. Или ей просто хотелось поговорить. Гнусные сквозняки сделали своё дело. Сьюзан первый день лежала в постели, от чего вчера отказывалась наотрез. Райан так беспокоился, что не хотел уходить. Или не хотел оставлять её наедине со мной. Сьюзан была хорошенькой, но как сестра или лучшая подруга, которой у меня никогда не было. Сейчас она казалась хрупкой. Пальцы с аккуратными ноготками обвивали чашку с куриным бульоном, который я героически приготовил для неё.
- Он ведь не был таким? – она покачала головой, вопросительно глядя на меня. – Нет, у него всегда была страсть держать всё под контролем. Да, он любил дорогие штучки, но я не замечала в нём склонности играть в бога.
Я пожал плечами:
- Может быть, мы плохо смотрели. Ради друзей закрываешь глаза на мелкие недостатки.
Она хрипло усмехнулась и закашлялась:
- Ну да, мелкие… Всего-то устроил охоту и камеру пыток для своих бывших приятелей…
Я склонил голову на бок.
- Кто знает, может быть изнутри ситуация выглядит по-другому…
- Ты его оправдываешь? Думаешь, он не понимает, что делает?
- Нет, Стэн… Стэнли достаточно умён, чтобы понимать, что делает.
- Да, может быть, мы недостаточно умны, чтобы угнаться за полётом его мысли? – девушка презрительно фыркнула в бумажную салфетку. – Но мы это исправим, когда до него доберёмся. У него будет шанс высказаться.
- Судя по твоему тону, у него не будет шансов даже пикнуть, до того, как вы его хорошенько прижмёте…
- Зависит от его красноречия, - она протянула мне чашку, почти пустую. Я поставил её на тумбочку, привычным жестом расправляя одеяло:
- Скажи, ты простила Десмонда?
- Файенса? Это другое дело, он нам помогает. Неважно какие у него там намерения, но он принёс реальную помощь, поэтому…
- Это не имеет значения, - я покачал головой. – Он делал то же самое, что и Стэнли. Неважно, какие у него были намерения, но за всем этим проектом стоял он. Сознательно - он не отрицает. Ты простила его?
- Это легче, Питер. Легко прощать тех, кто ничего для тебя не значит. А Стэнли… Стэнли был моим другом.

Добавлено (09.09.2008, 14:57)
---------------------------------------------

3.

Мне уже неделю не снился дом. Сны были какие-то ватные, рванные и мутные. Словно сон во сне. Я терял связь с реальность, как будто меня вынесли на другую планету и сказали, что путь домой закрыт. Иногда снился больничный потолок, с такой настойчивостью, что в голову приходила дурная мысль о том, что я ни в каком не будущем, а просто лежу в больнице и брежу. Вместе с тем вернулась дурацкая привычка засыпать где попало. Отставать от реальности, а потом открывать глаза и удивляться как всё изменилось. В этот раз я распахнул глаза под фальшивое бренчание струн. Поймал на себе цепкий взгляд Сью и выпрямился на стуле.
- Видел сны? – осторожно спросила она.
- Нет, - я неуверенно мотнул головой, потирая затёкшую шею.
Как вообще можно уснуть на стуле?
Оказалось, что несмелое бренчание исходило от гитары, которую неумело обнимал Мартин. Это началось пару дней назад, когда с очередного похода за «полезными вещами» Джессика принесла этот странный аксессуар и вручила Десмонду:
- Держи, док.
Он мёртвой хваткой вцепился в подарок:
- Чем обязан такой честью?
- Я читала твой файл, у тебя в сентябре день рождения был. С прошедшим, док.
Оказалось, что он не единственный любитель музыки в компании. Мартин с любопытством принялся изучать инструмент под внимательным руководством Десмонда.
- Снова плохо спишь по ночам? – продолжила она ненавязчивый расспрос. – Можешь пойти вздремнуть пару часов, - и с заговорческим видом добавила . - Я никому не скажу.
- Нет, - я усмехнулся, потирая глаза. – Я в порядке.
Она кивнула в сторону унылого звука терзаемых струн:
- Не отряд сопротивления, а рок-группа какая-то. Для полного цирка только барабанной установки не хватает.
- Я всё слышу, - отозвался Мартин с другой стороны комнаты.
- Я несказанно рада, солнышко, - отозвалась Сью с наигранно сладкой улыбкой и тихо пробурчала. – Тоже мне Джимми Хендрикс…
- Я всё ещё тебя слышу, - повторил юноша нараспев, не отрываясь от монотонных аккордов.

4.

Мери широко улыбнулась и повернулась к Мартину:
- Ты следующий.
- Если учить будет он, я пасс, - отозвался парнишка из-за гитары.
Она рассмеялась:
- Никому я не дам тебя учить! Сама справлюсь.
- Тссс, ты сбиваешься с ритма.
Мягкий такт шагов совершенно не гармонировал с нестройной мелодией гитары. Я слышал, как Десмонд шёпотом отсчитывал «раз-два-три». Иногда проскальзывало «умничка».
- Я же говорил, это несложно. Ты быстро учишься…
Мы со Сью синхронно оглянулись на танцующую пару.
- Боже, у меня от вас в глазах мельтешит, - заметила она.
Кажется, лидер сопротивления, была не очень довольна представлением. Меня же поражало другое. Удивительно как бывший враг, которого ещё недавно держали пристёгнутым наручниками к стулу, так быстро стал частью компании.
Возможно, дело было в том, что он к каждому находил свой подход – бутылка виски для меня, зажигалка для Джессики, гитара для Мартина, уроки танцев для Мери, полезные сведения для Сью… Только Райан остался «необработанным». Мне порой казалось, что Десмонд относится к нему с опаской.
Возможно, дело было просто в его обманчиво безобидной мальчишеской внешности. Особенно теперь, когда костюм сменился обычными футболкой и джинсами, а часы, которые наводили на мысль о неплохом статусе в обществе, канули в Лету.
- Это не твоя вина… Не только, - послышался тихий голос девушки. Она всегда говорила тихо. Только смеялась звонко.
- Зачем ты так говоришь? Ты ведь знаешь, что это не так. Ты хочешь оправдать себя за то, что я тебе нравлюсь? Снять с меня вину, чтобы сделать меня лучше? Сделать меня достойным каких-то тёплых чувств? Нет, Мери, всё сложнее. Я виноват. Но я всё равно тебе нравлюсь, не так ли?
- Зачем ты..?
- Тссс, ты опять сбиваешься с ритма.

5.

Я отвернулся обратно к окну, облокачиваясь на подоконник и наблюдая, как по пальцам забинтованной руки бегают мелкие синие искорки. Ничего другого добиться не получалось. Голова болела нудно, как от недосыпа.
- Тебе не надоело? – в голосе Сью звучала беззлобная усмешка. – Весь день там сидишь.
- Угу…
- В самом деле «угу», - передразнила она.
Я сдержанно вздохнул.
Чёрт побери, да! Мне надоело!
Надоело это пустое ожидание того, когда восстановятся системы, и я наконец-то смогу либо сделать что-то полезное, либо (что ещё предпочтительнее) отправиться домой.
Надоело сидеть и бояться, когда придут за мной, а я не смогу защитить их.
Надоело, что у меня нет ничего своего.
Надоело, что мне не снится дом…
Я уткнулся кончиком указательного пальца в холодное стекло. Оно поддалось как вода. Палец несмело прошёл через жидкое стекло – словно лёд растаял - почти до середины. Я затаил дыхание, удерживая это состояние…
- Пойдём лучше ужинать.
Я вздрогнул и отдёрнул руку, оставляя трещину на стекле и глубокий порез на пальце.
- @*&^%...
- Что случилось?
Она как раз подоспела, когда я зализывал рану.
- Что ты сделал? – она хотела взять мою руку, но я не дался.
- Считай, что я уже поужинал… - я ненавидел себя за то, как грубо это прозвучало. Как будто она была виновата. Сорвавшись с места, я бросился к выходу и резко распахнул дверь.
- Эй, ты куда?
- Я вернусь.
Дверь хлопнула слишком громко.

Добавлено (10.09.2008, 05:46)
---------------------------------------------

6.

Я бежал так, словно за мной гналась свора адских псов…
Нет. К чему такой пафос?
Я бежал как глупый щенок, который пытается оторваться от собственной тени. Но сделать это можно было лишь одним способом – оторваться от земли.
И я взлетел. На пару метров. На пару секунд. Так же стремительно шлёпнулся вниз, и так же стремительно вскочил обратно на ноги. И бежал дальше. Опять пытался преодолеть неподатливую гравитацию, повторяя ошибку снова и снова.
Я бежал до тех пор, пока не понял, что я как машина времени из старого фильма пытаюсь преодолеть некий скоростной барьер, чтобы прыгнуть в другое время. Потом я остановился и долго стоял, упершись руками в колени, и смеялся сквозь кашель.
В тот вечер ноги снова привели к миражу-особняку, который был не моим домом. Но в этот раз, всё было иначе.
- Эй! Какого чёрта ты… - я подскочил от резкого, но родного голоса, боясь обернуться.
- Пит? Это ты?
Вот теперь надо было бежать. Только ноги не слушались. Я медленно развернулся к человеку, силуэт которого высвечивался в жёлтом свете фонарей:
- Да, Нэйтан. Это я. Кажется…


Питер Петрелли | Тедди "Юпитер" Петрелли в ролевой
 
Анечка_СьюДата: Среда, 10.09.2008, 08:51 | Сообщение # 11
▪ Silver fish ▪
Модератор ролевой
Награды: 4
Сообщений: 2923
Статус: Offline
***

Mеllorine!
Если кроме своей жизни тебе больше нечего поставить, так поставь наши!! (Луффи)
 
DreamerДата: Среда, 10.09.2008, 14:08 | Сообщение # 12
▪ Killjoy ▪
Группа: Heroes RPG
Награды: 58
Сообщений: 11669
Замечания: 0%
Статус: Offline
Спасибо, Анечка )
Ролевому брату посвящается.

Комната для гостей

1.

- Боже, Пит, когда ты приехал? Почему ты ничего не сказал? – он не отпускал моё предплечье. Оно всё ещё болело от свежего ушиба, но у меня не было желания сознаваться.
- Ма! У нас гости! Ма? – крикнул он куда-то наверх.
- Ты мог хотя бы позвонить… - продолжал причитать брат. – Ты что, упал? – он попытался отряхнуть мою куртку. – И где твои вещи?
- Я не… - я что-то хотел сказать, но напор новых ощущений сбивал меня с толку.
- Хейди!
У дома был домашний запах. У него был голос моего брата – тёплый, властный, любящий.
- Что у тебя с рукой? – он мельком оглядел перевязанную руку. - Не справился с доской? Я говорил, что сёрфинг опасен, - поучал он с удовольствием. – У тебя никогда не пропадёт эта тяга к приключениям, да?
- Ты даже не представляешь…
И на какой-то момент я почувствовал, что я в самом деле дома. В тот самый момент, когда ускользнул контроль, и мои руки обвили его шею.
- Ооо, ну да, я тоже по тебе скучал, - он со смехом похлопал меня по спине и положил ладони на плечи, чтобы привычным жестом отодвинуть от себя на длину вытянутых рук и изучить пристальным взглядом. Но я не хотел, чтобы он меня изучал. И отпускать его шею был не намерен.
- Ну ладно… - сдался брат, снова поглаживая меня по спине, озадаченный затянувшимися объятиями. – Пит, всё в порядке?
- Угу, - выдохнул я в его плечо, чувствуя, что предательская дрожь завладеет голосом, как только я начну говорить.
- Что случилось? – теперь в его голосе было чистое беспокойство. – Пит, ты меня пугаешь… Посмотри на меня, - он всё же добился своего. В его глазах было столько внимания и тепла, что я готов был расплакаться. Что между нами произошло, что он так меня любит? – Боже правый… ты ужасно выглядишь.
Я усмехнулся на эту классическую фразу от Нэйтана.
– Что произошло?
Я покачал головой:
- Я…
Он охнул, словно понял что-то важное:
- Это из-за неё? Что-то с Мелиссой?
Это ощущение, когда на тебя словно бочку холодной воды выливают внезапно, стало почти привычным в этом времени. Я сглотнул:
- Мел? Мелисса Сегрейв?
Он погладил меня по плечам и посмотрел как на очень больного ребёнка:
- Мелисса Петрелли, насколько я помню.
Я сглотнул ещё раз.
- Пит..? – осторожно позвал он, напуганный отсутствием реакции.
- Нэйтан, - на этот раз голос принадлежал маме. Мы оба обернулись и я увидел, как она чинно спускается по лестнице. – Питер, - в отличие от брата, она не казалась столь удивлённой. Она встала рядом с нами:
- Нэйтан, боюсь, нам придётся поговорить с твоим братом наедине.

2.

Мама ничуть не изменилась. Ни на месяц. Годы просто не хотели её касаться. Словно когда-то она так тесно общалась с Адамом Монро, что на неё снизошла часть его регенерации.
Нэйтан же напротив выглядел старше. Ровно настолько, чтобы ещё больше быть похожим на отца, таким, как я его помнил: упрямый, внушительный, подтянутый, с безупречной петреллевской улыбкой. Он был таким, каким был отец до того, как начал его разочаровывать. Теперь я разочаровывал Нэйтана. Даже несмотря на то, что это был не мой Нэйтан.
- И ты никак не можешь вернуться… к себе… туда, - уточнил он ещё раз. Конечно, он отказался уходить, оставляя меня наедине с мамой. Сейчас он стоял, оперившись о дверной косяк, руки сложены на груди. Он больше не хлопал меня по плечу.
- Да, - я сидел выпрямившись в кресле.
- Чудно… - он стрельнул взглядом в мамину сторону. – И Мелисса тебе нужна для того, что… не знаю, сможет сработать как катализатор? – предположил он, таким тоном, словно говорил о чём-то неловком.
- По правде говоря, я об этом не думал, - признался я. – Она нужна для другого дела.
- И это будет..? – брат выжидающе смотрел.
- Разблокировать воспоминания одному человеку.
- Питер, ты должен думать о том, как вернуться домой, а не о том, как кому-то там что-то разблокировать! – не выдержал Нэйтан.
- Я не могу вернуться домой, почему мне нельзя помочь? – возразил я.
- Не знаю, потому что тебе здесь не место? – брат развёл руками.
Я моргнул, стараясь сделать вид, что это прошло мимо моих ушей. Мимо моего сердца.
- Что это за человек? – вмешалась мама.
- Это важно? – я посмотрел в её сторону, благодарный за то, что она сохраняет спокойствие. Её упрямый взгляд свидетельствовал о том, что я обязан ответом.
- Десмонд Файенс, - сознался я. – Ему надо разблокировать воспоминания.
Вопреки своему солидному виду, Нэйтан горячо выругался сквозь зубы.
- Ей богу… из всех людей в мире, как ты умудрился напороться на Файенса?
- Так вы поможете? – робко поинтересовался я.
- Постой, - опомнился он. – Файенс же пропал. Только не говори, что ты его похитил…
Я поморщился, раздражённый глупым предположением. Меня самого похитили!
- Да, конечно, - всё так же спокойно продолжила мама. – Ты можешь рассчитывать на нашу помощь.
- Ма! – у Нэйтана явно имелись возражения. – Мы говорим о моём брате и Мелиссе! Я не хочу, чтобы он, - его палец грозно нацелился в мою сторону, - чтобы он снова втягивал их в какие-нибудь приключения!
- Приключений не будет, - заверила мама вместо меня. – Мелисса встретится с этим человеком, и на этом их пути разойдутся. Верно, Питер?
Я кивнул в знак подтверждения. Никаких последствий.

Добавлено (10.09.2008, 13:27)
---------------------------------------------

3.

Мама заставила меня умыться и переодеться. Можно подумать, она не могла со мной говорить, пока я не предстану перед ней в божеском виде. Брюки были классические, но не моего размера – висели на бёдрах и волочились по полу. Я чувствовал себя так, словно мне 12. Рубашка оказалась… забавной. Может быть, потому что она была модной, а мода всегда кажется смешной, когда попадает не в своё время. До того, как покинуть комнату, я аккуратно зачесал чёлку на бок, зная, что это произведёт на неё впечатление.
- Привет, Пит, - кто-то окликнул меня в коридоре. Юноша вынул наушник из уха и протянул мне руку. Мне понадобилось секунды 3, чтобы сообразить, что передо мной Саймон.
- Привет, Саймон, - я пожал его руку, отмечая про себя как сильно, он становится похож на Нэйтана.
- Папа не сказал, что ты приедешь. Надолго?
- Нет, боюсь, что нет.
Он поджал губы:
- Чёрт… жаль.
Я улыбнулся, довольный тем, что хоть кто-то в этом доме мне рад.

4.

- Хейди, я даже не знаю, как с ним говорить, - услышал я громкий шёпот Нэйтана. Я встал у двери, остановленный не то вежливостью, не то любопытством.
- Так же как и обычно, - рассудила Хейди спокойным тоном, в противовес своему мужу. – Он ведь твой брат.
- Нет, он не… Я не знаю, о чём с ним говорить! – я видел, как он беспомощно развёл руками. – С братом можно поговорить о работе, о семье, а этот парень… Я его не знаю. Чёрт знает, с какого он прошлого? И что мне с ним обсуждать? Фильмы, которые вышли в тот год?
- Почему ты так злишься на него? Из-за Мелиссы?
- Я не злюсь на него. Я просто надеялся, что никогда больше не увижу его таким…
- Каким?
- Не знаю… потерянным. Таким, каким он был раньше… до этого исцеления.
- Тогда ему тем более нужна твоя поддержка. Не отталкивай его. Какая разница из какого он времени? Он всё равно твой брат, Нэйтан.
Моё любопытство решило, что с него хватит. Я сделал шаг вперёд, обнаруживая своё присутствие.
Хейди мягко улыбнулась:
- Я, пожалуй, оставлю вас наедине, - проходя мимо, она тепло поцеловала меня в щёку. – Приятно тебя видеть дома, Питер.
Нэйтан сидел, выпрямившись в кресле. Его напряжение выдавал стакан виски на столике. Я опустился на диван. Он сложил руки на коленях. На какое-то время воцарилось молчание.
- Ну… - робко начал он, когда пауза стала неприличной для родственников. – Ты посмотрел этот фильм, который всё хотел? Там… Про супергероев – Бэтмэн с Супермэном… Или Бэтмэн против Супермэна…
Я покачал головой:
- Нет, он ещё не вышел.
- Не вышел… - повторил он. – Хочешь, можем посмотреть? У Саймона должен быть диск, - он прокашлялся, чтобы голос звучал более уверенно. – Можешь остаться пока здесь. В комнате для гостей.
Я грустно улыбнулся. Я мог притворяться сколько угодно. И Хейди могла говорить что угодно. Правда в том, что частью семьи я не был. Не этой семьи.
- Да нет, мне есть куда идти. Я поговорю с мамой и… - я опустил глаза и посмотрел на свои руки. – Нэйт… Спасибо.

Добавлено (10.09.2008, 14:08)
---------------------------------------------

5.

Мама принимала меня в кабинете. Именно «принимала» - потому что такое впечатление у меня создалось оттого, как она держалась. Сдержанное радушие.
- Я связалась с ними, - заявила она. Я без лишних слов понял, что она имеет ввиду Мелиссу и того, другого меня. – Они согласны.
- Спасибо, - я кивнул.
- Я поняла, что телепортироваться ты не можешь.
Я снова кивнул.
- Насколько ты понимаешь, никто не собирается срываться с места и бежать на помощь сюда. Поэтому поедете в с Файенсом.
- Это далеко? – поинтересовался я, вспоминая, что Десмонд что-то говорил об Австралии или Африке.
- Брисбейн, Австралия.
- Ясно… - я чувствовал, что дело усложняется. – Только Десмонда разыскивают, а у меня нет паспорта. Нас на самолёт не пустят…
- Верно, - заметила она. – Поэтому у вас будет сопровождающий.
- Сопровождающий? – я озадаченно посмотрел на неё. – И как он поможет?
- Он сделает вас невидимыми, - просто ответила она.
- Постой, ты говоришь о…
- Да, я говорю о Клоде Рэйнсе.
- С ума сойти… - я откинулся на спинку кожаного стула. Вопросы не хотели сформировываться в голове.
- Я доверяю ему, - успокоила меня мама.
- Тогда не проще ли было, если бы поехал только Десмонд под его прикрытием?
- Нет, - её голос звучал непреклонно.
Я рассматривал стеклянное пресс-папье с узором внутри, пытаясь переварить информацию. Я отправляюсь в Австралию. На самолёте. Невидимый. Чтобы встретиться с Мелиссой и… собой.
- Ладно… хорошо…
- Питер, я только одного не пойму, - в её голосе убавилось официального тона. – Когда ты попал в наше время, почему ты первым делом не пришёл домой?
Я подпёр щёку рукой, не сводя глаз с чарующего предмета:
- Потому что здесь у меня нет дома, мам, - я беззлобно усмехнулся. – Только комната для гостей.


Питер Петрелли | Тедди "Юпитер" Петрелли в ролевой
 
DreamerДата: Суббота, 13.09.2008, 15:26 | Сообщение # 13
▪ Killjoy ▪
Группа: Heroes RPG
Награды: 58
Сообщений: 11669
Замечания: 0%
Статус: Offline
Первенец / Утопия

1.

Клод так хлопнул меня по спине, что я пошатнулся.
- О, да брось, не стоит падать ниц, - поприветствовал меня невидимка, и ничуть не смущаясь моего зависшему во времени положению, и добавил. – Я тоже рад тебя видеть.
Не знаю, что меня больше удивило – его очки в тонкой деликатной оправе или обручальное кольцо на пальце.
- О, ты женат… - констатировал я.
- Ты тоже, - напомнил он.
– Круто я попал в мир, где все женаты.
- Добро пожаловать в будущее, - он энергично потёр руки. - Так с какого ты времени?
- Уж точно после того, когда ты меня с крыши бросал.
- Это я знаю, иначе был ли тут сейчас? Так что? До или после того как объявили про одарённых?
- После?
- Чудно, ты это помнишь.
- До или после того как открыли Центр?
- После?
- После того, как вы с Мел… познакомились поближе? - произнёс он с подчёркнутой деликатностью, старательно выговаривая слова.
- Да.
- Значит, после того, как мы прыгнули в прошлое и блаблабла спасли мир?
- Да.
- Отлично! После того, как твой брат стал мэром?
- Нэйтан всё же стал мэром? – я помнил, что обещал за него не голосовать. Сейчас бы я с радостью и прилюдно забрал эти слова обратно.
- Ясно.
- Нет… нет, выборы должны быть через месяц.
- О… тогда до или после того, как ты вздрючил того парня?
- Какого парня?
- Какого… того, которому 11 швов наложили. Уж не знаю, чем тебя несчастный разозлил, но признаю, что легко отделался.
- Нет, этого не было.
- Фантастика! Так вот, юный Петрелли, давай сделаем так, чтобы этого и не было! – он ткнул пальцем мне в грудь.
Я хмыкнул – избивать какого-то мифического парня желания не было.
- Давай к делу, - предложил я в свою очередь.

Добавлено (12.09.2008, 13:16)
---------------------------------------------

2.

Клод был впечатлён командой. Настолько, что мне показалось, что за всей этой наружностью семьянина скрывается прежний Клод, который немного скучает по тем временам, когда мы бежали и прятались. Вместе. К Десмонду же он относился с явным пренебрежением.
- Больше никаких наручников? - усмехнулся док, когда мы прощались с ребятами.
Сью строго посмотрела на меня:
- Под твою ответственность.
- Как мы свяжемся, когда мы вернёмся? - задал я другой волнующий меня вопрос. - Если вам опять придётся срываться с места...
- Мы не собираемся срываться с места без вас, - пообещала она.
Я кивнул. Приобнял её:
- Береги себя.
- И ты береги себя. И Файенса тоже береги, он нам пригодится.
- Touché, - усмехнулся Десмонд и подпрыгнул, когда Клод смачно хлопнул его по плечу:
- Пошли, позор английской нации. И ты, Пит. Я не собираюсь с вами неделю няньчиться. Своих детей хватает.

3.

Первым делом из-за двери нас приветствовал бодрый собачий лай. Я закусил губу, замечая, что нервно притопываю ботинком по коврику «добро пожаловать». Многочасовой полёт не снял оцепенение перед шоком, которого я ожидал. «Всё просто», - сказала бы Сью, подражая мне. В самом деле, это люди, которых я знаю. Нет, даже больше... один из которых я сам. Наконец лай стал громче, потому что дверь отворилась и на пороге предстала она. Мелисса... теперь я ещё больше почувствовал, что я в будущем, чем при встрече с подросшим племянником. Когда я видел её в последний раз, она была... хоть и развитой не по годам, но всё же девочкой. Нет, юной девушкой. Сейчас передо мной стояла молодая красивая женщина.
- Клод! - она по-детски, ничуть не смущаясь бросилась на шею невидимки. - Как же я давно тебя не видела!
- Нечего было так далеко забираться, - с любовью проворчал он. - Я тоже по тебе соскучился.
Мне повезло немного меньше, потому что мне досталось горячее приветствие не от Мелиссы, а от здоровой чёрной лохматой собаки, которая лихо закинула передние лапы мне на плечи и принялась с щенячьим восторгом тыкаться носом, повизгивать и лизаться. Мел звонко рассмеялась:
Лиза, прекрати. Ну же... Она думает, что ты хозяин. Скомандуй ей сидеть.
Эээ... сидеть, - вежливо попросил я. Псина, кажется обрадовалась ещё больше, вероятно приняв мои слова за предложение побеседовать, и начала резко лаять прямо мне в ухо.
- Сидеть! - сделала попытку Мелисса, пытаясь оттащить мохнатую громаду. - Не слушается...
- Лиза, фу! - раздался знакомый голос у меня за спиной. Собака послушно легла на пол, виляя хвостом, и сконфужено посмотрела на хозяина. И на ещё одного хозяина, который под шум от всего этого представления незаметно зашёл в незапертую дверь.

4.

В самом деле, я не знаю, что я ожидал увидеть. Было бы просто сказать, что я выглядел старше. Но нет, пожалуй, я выглядел младше своих тридцати-двух... как раз лет на пять. Однако, двойник явно отличался от того, что я время от времени видел в зеркале — то ли выше ростом, то ли шире в плечах. Или больше уверенности во взгляде. Да, вокруг него определённо была эта аура, присущая всем Петрелли мужского пола — стабильность, контроль и успешность. Как у Нэйтана. Как у отца.
В первую очередь рукопожатия удостоился невидимка:
- Клод.
- Доктор Петрелли, - произнёс невидимка с лёгким сарказмом.
- Как дети? - он улыбался, а я закусил язык, до сих пор не в силах представить маленьких Рэйнсов.
- Цветы жизни растут и благоухают, - отозвался тот более тёплым тоном.
Приветствие Десмонду было более сдержанным:
- Доктор Файенс... - он жал руку учёному с весьма неоднозначным взглядом. А потом повернулся ко мне и откровенно рассмеялся:
- Я даже не знаю, что сказать... - он всё же протянул мне руку. - Здравствуй, Питер Петрелли, приятно познакомиться.

Добавлено (13.09.2008, 15:26)
---------------------------------------------

5.

Я мерил паркет размеренными шагами, украдкой поглядывая за тем как по ту сторону арки трое мужчин ведут обсуждение. Взгляд снова и снова возвращался к... себе. В одной комнате с ним, я чувствовал себя так, словно хожу вокруг да около знаменитости и боюсь попросить автограф. Он говорил с Клодом на равных. Он обращался к Десмонду с подчёркнутой вежливостью. Мотал головой и упрямо скрещивал руки за груди, демонстрируя завидные бицепсы, которых у меня никогда не было. Похлопывал Клода по плечу, а я не мог отвести взгляд от часов на его руке. Тех самых, что когда-то подарил Нэйтан. Тех самых, которых я лишился после пребывания в камере. Я бессознательно потёр осиротевшее запястье, признавая, что снова скучаю по дому.
Мелисса вернулась с подносом, на котором аккуратно были расставлены кружки с чаем — две одинаковые и три разные. Она поставила набор для чаепития на столик и проследила за моим взглядом за арку:
- О, вижу мои любимые мужчины опять обсуждают мою судьбу.
Я удивлённо поднял брови на её спокойный тон, но она истолковала моё замешательство немного иначе.
- Нет-нет, я не имела ввиду Файенса, когда говорила о любимых мужчинах. Хотя, я благодарна ему за то, что он сделал в своё время.
Я усмехнулся:
- Ты так спокойно к этому относишься.
Она озорно повела плечом:
- К чему всё усложнять? Сейчас они всё решат, а потом я сделаю по своему.
Лиза, очевидно расстроенная тем, что хозяин занят, вернулась в комнату, устроилась у моих ног и красноречиво вздохнула.
Я сел в кресло и, наклонившись, запустил руку в её шелковистую шерсть. Собака издала звук, похожий на кошачье мурлыканье.
Да, она тебя любит, - заметила хозяйка дома. Я хотел напомнить, что любит она не меня, но похоже Лизе было в самом деле всё равно, поэтому я реши съехать с темы.
- И давно мы... вы... - тема была щекотливой, потому что мне даже смотреть на неё было стыдно в свете того, что я сначала соблазнил её, а потом бросил, потому что ей по паспорту не положено быть со мной.
- Давно мы вместе? - переспросила она. - Разве это не нарушит пространственно-временной континиум, если я скажу? - добавила она заговорческим тоном.
- Да... - смутился я, - пожалуй ты права. - Будущее должно оставаться будущим, иначе если я буду знать, то намеренно или нет могу всё изменить, вернувшись обратно...
К моему удивлению, девушка рассмеялась:
- Питер! В самом деле... Иди сюда, - подозвала она, не объясняя причину своего веселья, и крепко обняла, когда я встал с кресла. Обняла так, как мне было необходимо — без сожалений, без замешательства и без всякого скрытого смысла. Её рука прошлась от затылка, вдоль спины, щекотнула ушибленные рёбра. Она хохотнула мне в ухо:
- Боже, я забыла, каким ты был худеньким. И таким серьёзным, - её очередной смешок был прерван криком из-за двери:
- Эй, Мисси, я всё вижу! Может хватит там обниматься с посторонними мужиками? Я, конечно понимаю, он не такой старый как я. Но всё же твой муж — я, а не он. Не в обиду, Пит.
- Да-да, ещё полминутки! - отозвалась красавица всё тем же озорным тоном.
- Ей богу, сначала Лиза, теперь ты... что вы в нём нашли?
Я вздохнул, смыкая объятья на её спине, наслаждаясь обещанной «полминуткой». Поднял глаза, чтобы посмотреть на своего двойника из будущего и убедиться, что его обида притворна. Он подмигнул и вернулся к разговору.

6.

- Полгода, - созналась Мелисса, присаживаясь в кресло. - Мы полгода женаты, - она вытянула руку, демонстрируя изящное кольцо на пальце. - До этого просто жили вместе.
- Это странно... Австралия. Почему Австралия?
Она пожала плечами:
- Вероятно, ты разошёлся во мнениях с американским правительством, - она мотнула головой. - На самом деле, я никогда не спрашивала. Тогда было неподходящее время для вопросов...
Зато вопросительным стал мой взгляд.
- Вот этого тебе лучше не знать, - она грустно улыбнулась. - Это был не самый радужный период в жизни, твоей и моей. Но время лечит всё. Время и понимание, - она быстро перевела тему, теребя длинную прядь волос. - Ты стал доктором. Я продолжила рисовать, даже в выставках участвовала.
- Я думал, ты хотела стать врачом.
Она поморщила носик:
- Хотела. А потом один мудрый человек посоветовал выбирать своё будущее сердцем, а не умом. И это не только профессии касается, - добавила она тихо.
Я думал, она хотела спасать мир...
- И ты всё бросила и решила поехала со мной, - догадался я.
Она пожала плечами:
- Нечего тут было решать.
Я опустил голову, отчего-то чувствуя себя виноватым.
- Что с твоей рукой? - она обратила внимание на забинтованное запястье.
- Неудачное приземление...
- Типичный Питер Петрелли, - она с усмешкой взяла мою руку и сняла бинт. Я даже не заметил как это произошло — рука просто перестала болеть.
- Спасибо, - я размял пальцы, ощупал запястье. Отсутствие бинтов теперь казалось даже странным. Но меня смущало не только это.
- Я не понимаю, - я поднял глаза на неё и шёпотом продолжил. - Это твоё потрясающее умение... ты же хотела лечить, спасать людей. Ты... ты самое потрясающее создание в мире и ты согласилась на эту маленькую жизнь в кукольном домике на краю мира? - это звучало так же резко, как и нравоучения Клода, когда мы впервые встретились. Но она лишь терпеливо склонила голову на бок.
- Это не край мира, Питер. Прошу заметить, весь мир не крутится вокруг Штатов. И потом... когда-нибудь ты поймёшь. Да-да, ты прав, я могла бы спасать людей каждый день. Но я спасла одного человека. И он для меня самое потрясающее создание в мире, вне зависимости от того может ли он летать и двигать предметы силой мысли. Ты не понимаешь...
Она говорила «он» и имела ввиду меня.
- Я понимаю, - я виновато кивнул.
Я понимал лишь, что она любит его. А он любит её. И ничего больше не имеет значения.
- Извини. Это было грубо.
- Ничего. - она повела плечом. - Когда-нибудь ты изменишься.


Питер Петрелли | Тедди "Юпитер" Петрелли в ролевой
 
Анечка_СьюДата: Суббота, 13.09.2008, 16:42 | Сообщение # 14
▪ Silver fish ▪
Модератор ролевой
Награды: 4
Сообщений: 2923
Статус: Offline
Долорес Броуди. 1 марта.

Я с ужасом окинула взглядом свой рабоичй стол. На нем была только одна папка... Но ее не могло и не должно было быть! Все дела, которые у меня хранились в папках, я разобрала за последнюю неделю! И новой появится просто не могло. Все важные дела, а эта папка была с красным ярлычком, символизирующая важность дела, приносились важными персонами лично! Да, хоть я и директор школы, но у нас, директоров, все равно есть свои конфидециальные моменты, которые передаются из рук в руки. Я быстро выглянула к секретарше.
-Элли, мне кто-нибудь что-нибудь передавал? - голос звучал добро и учтиво, но внутри все стрекотало от любопытства и волнения.
-Нет, миссис Броуди, никого не было, никто не приходил.
Я молча вернулась в кабинет. Решительным шагом направилась к столу и раскрыла папку. Там было... всего лишь личное дело некой Клэр Беннет. Отправителем был директор школы в городе Одесса, штат Техас. Просил посмотреть ее перспективы...
Все это было до ужаса странным. Но я открыла папку и увидела симпотичную мордашку. В течении получаса я изучала всю ту информацию, которая так некстати была предоставлена для меня. В принципе, девушка весьма умная, приличная, спортивная, но... ничего такого сверхвыдающегося, никаких таких успехов, ради которых я обязана ее прегласить сюда. Однако, на последней страничке лежало кое-что еще...
Через 10 минут, ответ, приглашающий Клэр Беннет к учебе в Нью-Йоркской школе был уже готов. Будем ждать ее 18 марта...


Mеllorine!
Если кроме своей жизни тебе больше нечего поставить, так поставь наши!! (Луффи)
 
DreamerДата: Воскресенье, 14.09.2008, 14:31 | Сообщение # 15
▪ Killjoy ▪
Группа: Heroes RPG
Награды: 58
Сообщений: 11669
Замечания: 0%
Статус: Offline
7.

Я провёл рукой по доске для сёрфинга, что стояла в углу. Значит, Нэйтан не шутил. Фотоэкспозиция на стене: Нэйтан и я на пляже, Мелисса в подвенечном платье, Мелисса и Лиза, и ещё несколько фото со свадьбы. Через окно комнаты было видно, как Десмонд курит около калитки, уставившись пустым взглядом в пёстрые клумбы. Я снова вернулся к изучению фотографий.
- Неудивительно, что они так тебя любят.
Я повернулся и растеряно посмотрел на Клода.
- Твоя семья, - пояснил он. - У тебя теперь семья, образцово-показательный домик, престижная профессия. Неудивительно, что они так любят тебя. Готов поспорить на 10 баксов, что Нэйтан тобой никогда ещё так не гордился. А подвигов у тебя было немало.
Рука снова застыла на гладкой поверхности доски:
- Это поэтому мама так хотела, чтобы я поехал? Ей надо было, чтобы я взглянул на ту жизнь, что я приобрету если откажусь от способностей?
- Умный мальчик, - кивнул невидимка. - Хитрая холера, а?
- Ты о моей матери говоришь, - сухо напомнил я.
- Да, я в курсе, - конечно, его это ничуть не смущало. - Вот мне ты больше нравишься.
Ещё один вопросительный взгляд отправился в сторону Клода.
- Потому что ты борец, - пояснил он. - Да, конечно, вечно носишься со своими людишками... - он комично поморщил нос.
- Кто бы говорил, - я развернулся к нему. - Выходит, что ты бросил всё - жену, детей - и принёсся ко мне на помощь, как только мама позвонила?
Он легко пожал плечами и весело ответил:
- Ну что поделаешь? Знаешь, Эмили была не против. Дети есть дети, я в них души не чаю. Но что не сделаешь ради первенца...

8.

- Ты думаешь о том, что всё это нереально, - голос раздался из-за спины, и я в очередной раз вздрогнул, удивляясь с каких пор и зачем мне это умение подкрадываться незаметно. Он опустился на ступеньку рядом со мной:
- Не волнуйся, с ними Клод. Я ему доверяю больше, чем себе, - он кивнул в сторону домика. - Она будет в порядке, - сообщил он, намекая на то, что процедура восстановления памяти началась. Я удивился, что мы оба в этот момент находимся за пределами событий. И вспомнил слова, с которых он начал.
- Если бы я считал это нереальным, зачем мне помогать Файенсу?
- Ты не Файенсу помогаешь. Тебе самому надо знать, что случилось с Евой для того, чтобы вернуться и всё исправить. Разве я не прав?
Я неуверенно пожал плечами:
- Не надо кривить душой с самим собой, - посоветовал старший Петрелли.
- Наверное, -согласился я. - Это звучит... невежливо. Но да, для меня здесь всё ненастоящее. Когда я вернусь обратно, вполне возможно, что история изменится и всего этого не будет.
- История творится в каждую секунду времени. А для времени ты лишь мошка на лобовом стекле огромного межгалактического корабля, который несётся с огромной скоростью по своим делам. История непостоянна, но реален каждый её момент. Каждый вариант её момента. Когда-нибудь ты это почувствуешь. Хотя... я надеюсь, что нет.
- Я - мошка, - усмехнулся я. - Я сделаю это своим мотто.
Старший усмехнулся точь-в-точь как я, и на момент мне показалось, что я смотрю в зеркало. В этот момент я понял, что это действительно я. мне необходимо было понять:
- Почему ты это сделал? Почему отказался от того, что у тебя было? Я столько слышал от разных людей о том, как случилось что-то ужасное...
- Они не знают.
Он какое-то время смотрел перед собой, а потом продолжил:
- Наверное, будущее как лотерея. Сколько бы ты не тянул билетов, на тысячи пустых приходится один-два выигрышных. Да и за билеты платить приходится.
- Ты не веришь в то, что всё можно изменить?
- Я знаю, что нельзя изменить всё. Ты спасаешь мир от одной беды, а вместо её появляется другая. А потом третья. Как эффект бабочки. В мире всё слишком взаимосвязанно. Если Вселенной надо чтобы случилась катастрофа, она случится в том или ином виде. Это равновесие. Добро не может существовать без зла. Счастье теряет цену без несчастья. Да и сам вдумайся, как это глупо звучит - спасать мир. Никто не может спасти мир. Мир больше, чем кажется.
- Поэтому ты сдался?
- Сдался? - он снова усмехнулся и покачал головой. - Вселенная не для того создала таких богов, чтобы они с ней сражались.
- Зачем тогда?
- Не знаю. Может быть, шутки ради. Может быть, ради эксперимента. Может быть, та сила, что создала всё вокруг решила уйти в отпуск и взялась проверить способен ли человек справиться с её работой?
- Ты говоришь о Боге? Неужели уверовал во Всевышнего?
- Не будь столь скептичен. Я видел мир. Видел в самых разных проявлениях. Я видел эти тонкие нити, что связывают прошлое, настоящее и будущее. Я видел причины с следствия. Я почти понял, как всё устроено. Но это всё равно, что прикоснуться к божественному и сойти с ума... - он замолчал.
- И что было потом?
- Потом я сошёл с ума, - он о чём-то задумался, щурясь на уходящее солнце, а потом повернулся ко мне. - Сколько ты уже здесь?
Я пожал плечами, осознавая, что совершенно потерял счёт времени:
- Несколько недель.
- Послушай мой совет. Не возвращайся в тот день, когда ты прыгнул сюда. Возвращайся на несколько недель вперёд. Позволь жизни идти без тебя, пока ты отсутствуешь.
- Почему?
- Потому что когда ты вернёшься и увидишь, как по тебе соскучились, и что ты пропустил - может быть, в следующий это остановит тебя от очередного путешествия во времени.
- Но я не хочу пропускать...
- Тогда это рано или поздно тебя сломает. Знаешь, все эти три месяца в будущем, два месяца в прошлом... В конце концов забываешь сколько тебе в самом деле лет. Я не знаю сколько лишних лет напрыгал себе...
- Ты не выглядишь... старше, - заметил я.
- О, благодарю, это всё здоровый образ жизни, - улыбнулся он. - И регенерация сделала своё дело.
- У меня такое впечатление, что все хотят отговорить меня от привычки пользоваться своими способностями. Сначала мама, теперь ты... Это в самом деле сделало тебя счастливее?
- Я не отговариваю. Я знаю, что тебе придётся пройти через всё то, что прошёл я, чтобы убедиться самому. Просто если бросаешь вызов Вселенной, не бойся принять помощь в этом сражении. У каждого человека есть предел. И каждому нужна поддержка. И ещё... если ничего не можешь изменить - не вини себя.
- Предлагаешь, довольствоваться тем, что "я старался"?
- Именно. Не бери на себя слишком много вины - мир не крутится вокруг тебя. Мне хотелось бы, чтобы кто-нибудь и мне сказал это в своё время. - он неожидано положил мне руку на плечо. Совсем как Нэйтан. - Просто береги себя.


Питер Петрелли | Тедди "Юпитер" Петрелли в ролевой
 
Форум » Ролевая Игра » Архив Ролевой » Флэшбэк: Два Месяца (в ожидании весны)
  • Страница 1 из 6
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Поиск:
Все используемые аудиовизуальные материалы, ссылки на которые размещены на сайте, являются собственностью их изготовителя (владельца прав) и охраняются Законом РФ "Об авторском праве и смежных правах", а также международными правовыми конвенциями.

Вы можете использовать эти материалы только в том в случае, если использование производится с ознакомительными целями. Эти материалы предназначены только для ознакомления - для прочих целей Вы должны купить лицензионную запись.

Используемый формат кодирования аудиовизуальных материалов не может заменить качество оригинальных лицензионных записей. Все записи представлены в заведомо заниженном качестве. Eсли Вы оставляете у себя в каком-либо виде эти аудиовизуальные материалы, но не приобретаете соответствующую лицензионную запись - Вы нарушаете законы об Интеллектуальной собственности и Авторском праве, что может повлечь за собой преследование по соответствующим статьям существующего законодательства.



Сайт управляется системой uCoz