[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Rogue, John_Jones_Wolf-Claude, immortal13  
Форум » Творчество » Фанфикшн » Секунда на вдох, вся жизнь на выдохе. (PG-15)
Секунда на вдох, вся жизнь на выдохе.
heroes-foreverДата: Вторник, 28.09.2010, 20:03 | Сообщение # 1
Спасет мир
Группа: Свои
Награды: 134
Сообщений: 2373
Замечания: 0%
Статус: Offline
Название: Секунда на вдох, вся жизнь на выдохе.
Автор: heroes-forever aka киш-мишка)))
Рейтинг: PG-15
Персонажи: Ник Джонсон, Кейт, Элис и несколько эпизодических персонажей
Статус: закончен
Спойлеры: В 20 серии первого сезона Мохиндер упоминает историю одного мальчика, из-за которого вся школа задохнулась.
A/N: Изложение непоследовательное, ибо автор сошел с ума.
A/N2: Тем, кто приемлет первую концовку, прошу не читать все то, что под катом.
*****

-Нет, Ник, постой! – прокричала девушка, выбегая на улицу, под падающие с неба капли.
-Стой, где стоишь, - дерзко бросил юноша. Его рука, такая огромная по сравнению с талией девушки, ограничила его личное пространство, последнее время – это самое пространство табу для Кейт.
Мотор его старенького вездехода потихоньку разогревается, издает истошное урчание и вмиг меняется на рык, оно дает Нику удалиться от этого мира.
Мускулистые руки не просто дрожали, пальцы, будто отыгрывали симфонии Шуберта без его ведома, продолжая нервно подергиваться в такт дождю.
Его лицо наливалось краской, грудь перестала монотонно вздыматься вверх-вниз, он знал, что сейчас нельзя дышать.

Проявление силы, было отнюдь не его любимым делом, но так проще жить. Один хук справа по местному красавцу и тебе сойдет с рук и старая машина, и плохая учеба.

Пользоваться тем, что имеешь тоже нужно уметь, но гормоны и 17 лет, прописанные в паспорте, пожалуй, они перекрывают все разумные выходы из ситуации.

Полгода назад, когда в его крови обнаружили так называемый «синий ген» он моментально перестроил свое будущее, месяц назад, он исполнил абсолютно все свои мечты, две недели назад, он встретил ее, две минуты назад, его жизнь, окончательно рухнула.

Из детства он помнит лишь несколько моментов. Но они настолько отчетливо запечатаны где-то под черепной коробкой, что покоя ему уж точно не будет.

Говорят, задержка дыхания, разрушает нейроны. Две минуты обычные люди, пять - пловцы, семь – искатели жемчуга, восемь – он.

*****

В тот день был невероятно красивый закат, ниспадающие густые красные волны света, окрашивали воду во все оттенки цветов, от ярко-оранжевого - кричащего, да светло-малинового – теплого.
-Пап, а что мы будем делать? - наивно спрашивает Ник, смотря на отца, который тогда казался авторитетным. Его лицо было изрешечено мелкой сеткой морщин, хотя ему всего 42, в его губах, невероятно больших для лица, всегда, как и сейчас, висела сигара. Клубы дыма, спадали на колени маленького Ника, и он пытался поймать причудливые узоры, кольца, пятна.
-Приплыли, - мрачно заверил отец, когда уже почти стемнело, и в темноте можно было различить только кроваво-красный круг пылающей сигары. Мужчина сел на противоположную сторону лодки, отчего Ника, слегка подняло над водой, и зажег керосиновую лампу. Мальчик оживленно стал греть руки, и отгонять налетевшую на свет мошкару.

Луна проглянула через несколько минут, давая разгореться и многим маленьким звездам на небе.
Вода озарилась в ту же секунду. Ник отлично знал это место. Здесь брод, невероятно мелкий и с мутной водой, да и тем более, как ловить рыбу ночью? Но вопросов мальчик не задавал, так как знал, что в последнее время вопросов больше, чем ответов и каждый, слетающий с уст вопрос – угроза для него и его семьи.

В следующую секунду Ник не понимает ничего. Резкий толчок, холодная вода, ил, забившийся в глаза и нос. Сине-зеленые водоросли, слизняками скользившие по оголенным рукам и ногам.
Инстинкт самосохранения – превыше всего. Он машет неокрепшими руками, только разгоняя мутную воду, Ник чувствует, как в его легких вместо воздуха начинает циркулировать вода и вместо спасительного «Папа», он лишь теряет последний воздух.

Следующее, что он помнит – отца, стоящего над ним. Во рту привкус ила и сигарет, глаза подернуты пленкой, размывающей все силуэты вокруг, в ушах шуршит, как во время морского прибоя, и нарушить это полусонное состояние смогли только слова мужчины.
-Три минуты – не так уж и плохо, - сухо отвечает он, ставя на тумбочку какую-то непонятную смесь.

*****

Комната Ника была не отделана. Он бывал тут редко, потому что местные власти предпочитали, чтобы носители «синего гена», больше времени проводили в интернате.
Старые выцветшие обои, с плешами от старости и влаги. Решетки на окнах, тусклая лампочка, болтавшаяся на потолке даже без торшера, железная кровать, продолжать можно было бесконечно, но роскошь интерната, никогда не сможет заменить в его сердце эту убогость.

Плюхнувшись на кровать, которая стала ему уже коротка, он протянул руку к прикроватной тумбе, той самой из детства, пошарил по стенкам, смахивая пыль и паутину, в дальнем углу нашел старый блокнот. Страницы его посерели от старости, на них красовались каракули отца, выведенные слюнявым карандашом на весу. Это было время, которое он мог продержаться без воздуха. Дальше пошел почерк самого Ника, он записывал сюда числа, когда приходил домой. Последней отметкой красовалось «11 мая», а сейчас уже 13 сентября. Он быстро сделал запись и вырвал следующий листок, юноша прекрасно понимал – сейчас за ним придут.
Выгравировав, как можно красивее слова « Мама, папа, я люблю Вас», Ник спустился на кухню и повесил записку на холодильник, под мамин любимый магнит с мишкой Тэдди.
Взглянув в окно, он заметил темно-синий фургон, с выходящими из него людьми, здоровенными, в форме охранников, с дубинами и электрошокерами.
- Блять, - выпалил Ник, и послушно пошел открывать дверь.
- Все в порядке, мистер Джонсон? – вежливо спрашивает один из мужчин.
«Не видишь что ли?» - думает Ник, с накатившими на глаза слезами.
- Да, конечно, проходите, - только и может выдавить из себя юноша.
Один из «санитаров-охранников», как называл их Ник, немедленно проскользает в квартиру и начинает осмотр. Другой же, остается с юношей, внимательно вглядываясь к нему в глаза.
«Чертов психолог» - думает парень.
- Вы согласитесь проехать с нами в интернат? – вежливо спрашивает мужчина.
- Да, конечно, - натягивая на лицо улыбку, сообщает мистер Джонсон и символично протягивает руки вперед.
- Мы не применим к Вам силу, - вежливо продолжает «санитар-охранник», - Если не хотите ехать с нами, мы не принуждаем мистер Джонсон.
- Я хочу, - неискусно врет Ник.
- Чисто, - сообщает второй, и все трое мерным шагом направляются к выходу.
- А моя машина?
- Ее отвезет Джон, - кивает один из мужчин на другого.
Ник, едет в кабине – это признак того, что эти верзилы не заметили его смятения. Но выбраться отсюда шансов тоже очень мало: пуленепробиваемые стекла, окна может открыть только Эрик, так, по мнению парня, звали этого психолога недоучку.
« Вот, сейчас, идеальный момент для побега. До границы с городом всего полмили, а там, там меня никто не найдет», - в сотый раз, проезжавши по этому маршруту, думает Ник.
Подъездная дорога к интернату, кажется не такой уж и радужной: десятиметровый забор, ряды колючей проволоки, земляные насыпы. Следуя по этой дороге Нику, вспоминается две вещи.

*****

- Сегодня, ребята, у нас необычный урок биологии. К нам от губернатора штата пришли новые реактивы! – восторженно, чуть ли не на распев, сообщает учитель, - Перед Вами, четыре абсолютно белых квадрата. А сейчас мы прокалываем палец вот этой штучкой, вот так, - с упоение протыкает себе палец доктор Батлер, - И прикладываем палец к каждому квадратику, - слегка хихикнув, от восторга, закончил свою речь учитель.
Ник всегда знал, что особенный, но и предположить не мог, что это передается генетическим путем. Сейчас все знали о существовании людей со способностями, о них кричали заголовки газет, вывески, телепрограммы. С голубых экранов показывали, как они жмут руку президенту, как спокойно живут среди остальных людей. Все это оказалось неправдой, а от реальной жизни и интерната отделяют вот такие вот четыре белых квадрата.
Их поверхность не ровна, подушечкой пальца Ник чувствует это.
Первый квадрат – красный,
Второй квадрат – красный.
Третий квадрат – зеленый.
Четвертый квадрат – синий.
Ник озадаченно вертит головой, пытаясь подглядеть результаты соседей.
- Мистер Джонсон, что-то не так? – подлетает к нему преподаватель.
Ник, протягивает трясущейся рукой квадраты, уже понимая, что всех из них должны быть красными.
Доктор Батлер поспешно натягивает очки на нос. В следующую секунду, он нажимает на «красную кнопку».
- Сейчас у нас экстренная эвакуация, - сообщает учитель, - Все неспешно проходите к выходу.
Но что значит неспешно для подростков? Они, набросив рюкзаки на плечи, выбегают из кабинета, кто-то тормошит за плечо Ника, но он этого не замечает, гулкая сирена ударяется порывами о его барабанные перепонки, запах реактивов бьет сильнее в нос. Последнее, что он помнит, как коснулся щекой линолеума на полу, потеряв сознание.
*****

- Все будет хорошо, сына, - мать целует Ника в макушку. Нам дали дом. Представляешь? Теперь у нас будет собственный дом. Если все будет хорошо, то ты сможешь приезжать к нам по выходным.
- Все уже не будет хорошо, - точно подмечает Ник.
Но как не странно, подъездная дорога к интернату ему нравится. Огромное футбольное поле, где строят пирамиду очаровательные черлидеры, столовая, с летней верандой и деревянными столиками, какая-то парочка идет вдоль дороги в обнимку.
- Сегодня Вы можете сдать анализы, и свободны, - приветливо замечает директор Джефферсон.
Ник получает книги в библиотеке. Среди них ему в глаза бросается книга «Как не потерять контроль» - это не простая брошюра, а увесистый том.

Дом Нику тоже понравился. Раньше он жил только в квартире, а теперь в его распоряжении прихожая, кухня, плавно переходящая в гостиную, дальше небольшая веранда. Из гостиной вверх закручивается крутая лестница с двумя комнатами и ванной наверху.
Одну из них, поменьше, Ник присвоил себе. Она была невзрачной, но чисто прибранной и даже с паршивой мебелью.
- Тебе здесь нравится? – с опаской спрашивает мама Ника.
- Да, конечно, - вновь врет Ник, отвечая на объятия матери. Он смотрит поверх ее головы и замечает нечто, висящее над дверью, - Что это? – спрашивает юноша, тыкая пальцем в эту штуковину.
- Издержки профессии, - улыбается мама и пожимает плечами.
Ник резким движением вырывает камеру со стены и, бросив на пол, говорит ей:
- Я хочу быть нормальным человеком!
Нога опускается на камеру – интернат теряет связь с Джонсонами.
Через пятнадцать минут в его дом впервые приезжают санитары. Впервые он едет в интернат через черный ход. Впервые понимает, что ему не выбраться.
На следующий день его тоже отпускают домой, но на окне уже металлическая решетка, вместо камеры – две. На тумбе в пластиковом стаканчике две сине-зеленые капсулы, как на тех квадратах. Сквозь решетку видны сгущающиеся плотные тучи и мысль, что выхода нет, не просто проскальзывает, а оседает первым снегом, на голову.
На следующее утро и впрямь выпал снег – это подумать в марте, снег. В то утро Ник понял, какой бы не была эта школа, он прогнет ее под себя.

*****

В прошлой школе, его никогда не любили, он был не такой как все. И способности, тут ни при чем. Он занимался боксом, но никогда не выигрывал. Вечно ходил в синяках, часто пропускал занятия из-за переломов, но от бокса не отступал, поэтому казался еще более ненормальным. Его отец переводил его из секции в секцию, так как Ника выгоняли из-за неряшливости.
*****

Ник помнит свою влажную от страха руку, и руку отца, всегда спокойную, сухую, сильную.
- Ему 12, и он очень хочет быть сильным.
- Да не вопрос, - сплевывает верзила.
Сквозь его зеленую майку отчетливо выпирают бугристые мышцы и торчащие вены.
Отец отводит Ника в сторону:
- Ты только помни. Ты должен ударить его, но не злись, слышишь, не злись. Если не сможешь сдержаться, то задержи дыхание и поддайся.
Против него ставят маленького худощавого мальчишку. Но тот моментально сообразив, ударяет Ника по лицу, тот от неожиданности падает, тормозя по брезентовому рингу локтями. Он лежит, всего несколько секунд, дыхание сбивается, пульс начинает отстукивать в висках. Резво поднимаясь, он вдыхает полной грудью и наносит один удар, второй, вдыхая все глубже и глубже. Нет стоп. Ник ставит сам себе предохранитель.
Холодная вода, ил, водоросли.
Сильный удар. Щекой он касается холодного брезента – бой окончен.
Следующие пять лет, он так и не выиграл ни одной битвы. Он так и не смог сдержаться.
*****

В школе все бегают и веселятся, будто они совершенно нормальны, и их нахождение тут – их собственная воля. Увидев, Ника, все расступаются, словно он болен и очень заразен. В конце коридора он подхватывает под руку Элис, его Элис. Таща ее на задний двор. Звонок давно прозвенел, поэтому на террасе все скамейки пусты, да и врятли, кто-то захотел бы сидеть на мойрой от дождя лавке.
- Давай сбежим, я знаю, как, я знаю когда, - отвернувшись от Элис, и небрежно поставив ногу на скамейку, выпаливает Ник.
- Тише, - осекает его Элис.
- Надо поговорить с Эндрю, я без него не уеду.
Эндрю – это имя заставляло все в Нике переворачиваться, а в горле вставал комок не переваренных воспоминаний.

- Эндрю, не плачь, слышишь, солнышко? – склонившись над ребенком, говорила девушка. Ему от силы лет пять. Странно, таких малышей Ник здесь еще не видел, обычно гены проявляются в 10-12 лет. Иногда и позже, здесь до сих пор живут тридцати- и сорокалетние.
Сейчас Ник шел по кампусу с гордым видом, сейчас у него все в порядке и он не станет унижаться, перед какой-то там девчонкой с плачущим мальчишкой.
Каждую неделю здесь, в интернате, была особая линейка, напоказ говорили новым обитателем, как тут хорошо. Ник стал тут постоянным участником, неким цирковым артистом, на сцене сражающимся с боксерской грушей и, не теряя контроль. Ему нравилось, что хоть с ней он спокоен, так как больше половины обитателей интерната не могла и этого. Ник и впрямь был прав, он сумел прогнуть эту школу.

*****

Впервые его взяли на эту линейку через неделю после приезда.
Он размеренно шел по коридору, мало чего, понимая, стараясь побольше смотреть на заснеженную улицу, где уже проявлялись проталины.
Ник не хотел ничего замечать вокруг, но геройство не могло оставить его, даже сейчас.
Какой-то блондин, двухметрового роста, нагло задирал не по сезону короткую юбку девушки, прижимая ее своими ручищами к дверям шкафчика и располагая ее ноги возле паха. Девушка, искренне, как тогда показалось Нику, вырывалась и кричала. Помня все уроки про ил, холодные воду и водоросли, юноша со всего размаха ударил по слащавому лицу красавца.
Дальше прибежали санитары, скрутив его руки за спиной и сделав ему укол, бессознательной тушкой поволокли в больницу. Сквозь беспокойный сон на больничной кушетке, Ник смог различить только восторженные вопли медсестры:
- Этого не может быть! Уровень адреналина не повысился! Все в пределах нормы! – медсестра подбежала к нему и потрогала лоб. Ее рука показалась ангельски-мягкой и прохладной, то, что нужно было после жара, которое дало лекарство. Этот укол был вторым в его жизни ускопоительным.
*****

Сознание потихоньку приходило, наверное, от фонарика, которым нещадно светил в глаза мистер Батлер. Потом, осторожно похлопав юношу по щеке, он разочарованно пробормотал, отходя от Ника на безопасное расстояние:
- Ну вот, такой крепкий, а в обморок упал, словно, красна девица, - осторожно попытался пошутить учитель, - Твои родители скоро будут здесь.
- НЕТ! – громко закричал Ник, пытаясь выпутаться, оказалось, что его уже привязали к кровати, скрутив из простыней тугой жгут, - НЕ ВПУТЫВАЙТЕ СЮДА РОДИТЕЛЕЙ! – сказал юноша, отрывая металлические душки от кровати.
Дальше он ничего не успевает понять, как игла пронзает крепкие бицепсы руки, шприц, будто наполнен огнем, заставляющим полыхать сначала место прокола, потом руку, позже, все тело, будто бьется в конвульсиях. После жара, наоборот, наступает тьма, среди тишины, бескрайне, черной и горьковатой на вкус ты не можешь слышать даже стук своего сердца.
Очнулся Ник, только через три дня, когда машина подъезжала к интернату города N, которого даже нет на карте.
*****

На местном сборище – «посмотрите, что я могу», Элис сразу запала в душу Ника, она стояла в первом ряду со своим братом на руках. Видно было, что ей тяжело, и дело тут не в мальчике. Неожиданно для себя Ник подошел к ней.
«А она ничего», - подумал юноша. И впрямь, девушка была красива, распухшие и красные от слез глаза ничуть не потеряли своей глубины, темные, почти черные волосы, не очень длинные, но от этого не менее шелковистые, шапкой покрывали ее голову и частично закрывали лицо.
- Тебе помочь? – очень мило и приветливо мурлыкал Ник.
- Мне уже не помочь, - прискорбно сообщила девушка. Но все-таки Джонсон, как джентльмен, снял сумку с ее плеча. В ней было много вещей – это могло значить лишь одно, что ее родители мертвы. Ник не стал ничего расспрашивать, захочет, сама расскажет. Странно, но при виде девушки ему вновь вспомнилась его квартира, ее убогость, то как они были счастливы, как ему на Рождество в 11 лет подарили собаку, как он лежал в больнице на свое тринадцатилетние, со сломанной ногой, как любил преподавательницу по испанскому. Все то, что было сейчас недоступно, вдруг стало упоенно-прекрасно вблизи этой девушки.
- Как тебя зовут? – отрывисто, чтобы заглушить сладкие нотки в голосе, бросил Ник.
Девушка шикнула, жестом показав, что ее брат только что уснул.
- Элис, - все-таки шепнула она.
Когда они шли по школьному коридору – рассаднику сплетен и пересудов, как ни странно, внимания на них никто не обращал. Только позже до Ника дошли слухи, что все приняли девушку за его сестру, ведь и впрямь, они были очень похожи.
*****

После недели, проведенной в местном карцере, Ника выпустили на «свободу», т.е. в интернат. Воздух здесь был чище: не пах лекарствами и не наэлектризован приборами. Юноше было даже немного стыдно за проявление силы, но в интернате, видимо, другого мнения. Все стали смотреть на Ника, как на освободителя, героя. И, конечно, главным военным трофеем стола Кейт. Юноше было это по душе: теперь он, как победитель мог трахать ее везде, хоть на тех же шкафчиках в коридоре, где у кого-то это не вышло. Такая жизнь была бы по душе любому подростку: халявная выпивка, секс, уважение, о чем еще можно мечтать?
*****

В эту ночь Нику точно не уснуть. И дело не в храпящих и дрочащих соседях по комнате.
«Нет, блять, хватит брат, это уже смахивает на педофилию» - думает про себя ник, а в голову лезут такие мысли, которые точно не прогнать.
«Вот я слизываю капельку сока, упавшую с ее пухлых губ, потом целую в краешек рта, проскальзывая языком во внутрь. Быстро, вынимаю его и начинаю скользить языком по идеально гладкой шеи. Она пахнет сиренью и сандаловый деревом, натыкаюсь языком не шелковую бретельку, плотоядно сдвигаю ее зубами к руке, а сам целую то место где она только что была. Теперь мне видна одна ее грудь – не слишком большая, но окрепшая и напряженный сосок предательски выдает ее желания. Я смакую его, тем временем сдвигая с плеча другую бретель. Ее бедра начинают сжиматься от возбуждения, я чувствую это своим членом, через плотную джинсовую ткань. Я запрокидываю ее ноги себе на талию, прежде небрежно сняв ее шелковые трусики. Обессиленная от желания она сама тянется к ремню на моих джинсах…»
Предательски звонит телефон.
-Фак! – нечаянно вслух произносит Ник.
«Спустись вниз» - гласит текст смс. С крепким стояком он повинуется, ведь это сообщение от Кейт.
На улице свежо, но и это не заставляет это член опуститься.
- Я смотрю, вы там времени зря не теряете, - ядовито усмехается она.
- Ты об этом пришла поговорить? - также едко отвечает Ник.
- Только не злись, я все улажу, - вдруг голос девушки меняется на беспокойный. – Я беременна. Стой, не злись, миссис Бри, старая дева, возьмет нашего малыша к себе, а я, на время беременности уеду в другую резервацию, на Аляску, а всем скажу, что на экскурсию, - бесконечно тараторит Кейт.
- Это мой ребенок? – унимая дрожь, спрашивает Ник.
В ответ только неуверенный и кроткий кивок.
- Тогда, я его не отдам, - зло бросает Ник и уходит, чтобы не сорваться.
На следующий день, будто ничего и не было. Кейт продолжает общаться с подругами и миссис Бри, иногда подбегая к Нику и целуя его в щеку и рассказывая о проведенном уроке. Джонсон срывается и не идет на урок, чтобы оставить в живых всех одноклассников. На улице сыро – начало сентября. Но дождь уже не идет, да и правильно, сколько можно? Почерневшая листва кленов жадно впитывает земную влагу. Ник заходит во внутренний дворик, вода начинает хлюпать под ногами, ветер пробивается под куртку.
- Прогуливаешь? – раздается голос сзади, сегодня он кажется чуть веселым и оживленным.
-Устал, - выдавливает Ник.- А ты прогуливаешь?
-Нет, окно, - врет Элис.
- Здесь не бывает окон.
Элис игриво указывает пальцем на окно, единственное без решетки.
-А у меня есть. Расскажи, что ты умеешь, - вдруг перескакивает на другую тему девушка.
-Убивать людей, - всхлипывая произносит Ник.
- И я. Из-за меня моих родителей не стало, - задыхаясь от плача произнесла Элис.- Как проявились твои способности?
-когда я был совсем маленьким, мой папа хотел, чтобы я был спортсменом. И, конечно, выбрал бейсбол. Он шепнул мне на ухо, что я должен глубоко вздохнуть, задержать дыхание и ударить по подлетающему мячу. Отец стоял в стороне, как всегда с сигарой в зубах и вдруг закашлялся. Вот тогда был первый раз. В 12, когда я случайно задуштл свою собаку, отец отправил меня в боксерскую секцию, где меня и колошматили следующие 5 лет. А потом, я попал сюда. А у тебя?
- У меня нет способностей, да и у брата нет. Все врачи говорят, что очень скоро они проявятся у меня, поэтому нельзя допускать стресса и все такое. Но если, они не проявились при смерти родителей, то ничего не поможет. А у твоих родителей есть способности?
- Я никогда не говорил с ними об этом. Отец всегда говорил, что это опасно.
- А мой папа умел управлять водой. Это очень красиво. Я никогда не забуду, как эти копы пришли к нам в дом. Все в черном, в защитных масках и с шокерами, будто мы звери какие-то. А я с братом играла в соседней комнате. Я все видела, но не смогла ничем помочь, - речь девушки прервалась и она уткнулась в плечо Ника.
- Если тяжело, можешь не продолжать, - сказал Ник и поцеловал ее в макушку.
- Я больше не могу держать это в себе. Мой папа превратился в водяной поток, а какой-то урод, стрельнул в него шокером. Мама тоже была мокрой и вот исход.
Ник стиснул зубы от злости. Вспомнил ту больничную койку, жгуты, карцер, камеры.
- Давай сбежим.
*****

- Убери от нее руки.
- С чего вдруг?
- Она моя.
- Нет, Ник, я не твоя. Он сможет позаботиться о нашем ребенке.
- Ты уверена, что он мой?
Кейт пожимает плечами.
*****

- Её ты тоже не отдашь? – качая головой, спрашивает Кейт, закрывая распухшей фигурой Элис.
Он слышит, как кровь выплескивается из ее горла. Кашель, вызывающий смерть. Еще. Это звук трескающихся костей, опять кровь. Словно сироп, текущий по склизкой канализационной трубе, смазывает изнутри легкие, мешая впитывать шершавый воздух.
- НЕТ! – кричит Ник, когда кто-то сзади заламывает ему руки. Порыв, воздух пахнет ржавой кровью, стук жилы на шее. Вдох. Глубокое насыщение этим отвратительным запахом. Все вокруг перестает дышать. Сначала расширяются глаза, потом они, будто рыбы, начинают глотать ртом кислород, но его не осталось. Ник будто под микроскопом видит, как сосуды в их глазах лопаются, наливая белок кровью, истошные звуки, перебивающие один другой. И тишина. Перед глазами темнеет от крови и трупов.
Ее губы слегка шелохнувшись выдают спасительное:
- Я люблю тебя.



Иногда проще закрыть глаза, чем понять, что твой мир разрушился.

Сообщение отредактировал heroes-forever - Вторник, 28.09.2010, 20:04
 
MaritaДата: Среда, 29.09.2010, 17:30 | Сообщение # 2
▪ Опиум для народа ▪
Группа: Свои
Награды: 34
Сообщений: 1256
Замечания: 0%
Статус: Offline
heroes-forever, это же фик по "Героям"! Зачем ты его здесь разместила? wacko

Я на «Книге фанфиков»
 
M@nticoraДата: Четверг, 30.09.2010, 10:30 | Сообщение # 3
▪ Миротворка ▪
Группа: Свои
Награды: 111
Сообщений: 12399
Замечания: 0%
Статус: Offline
А вот мне очень понравилась, именно вторая концовка. Вообще сам фик очень понравился. И второй конец. хоть и трагичнее по сути получился, но не знаю, мне он ближе кажется.

З.Ы. вообще идея хорошая, фик с двумя концовками.))


 
heroes-foreverДата: Суббота, 02.10.2010, 11:52 | Сообщение # 4
Спасет мир
Группа: Свои
Награды: 134
Сообщений: 2373
Замечания: 0%
Статус: Offline
M@nticora, спасибки ah

Иногда проще закрыть глаза, чем понять, что твой мир разрушился.
 
Вредная7820Дата: Суббота, 02.10.2010, 12:21 | Сообщение # 5
Знает о неизвестном
Группа: Пользователи
Награды: нет
Сообщений: 65
Замечания: 0%
Статус: Offline
heroes-forever, идея хорошая: предложить людям концовку на выбор. и хоть первая оптимистичней, мне тоже понравилась больше вторая
 
love_ZachДата: Среда, 03.08.2011, 00:44 | Сообщение # 6
Новичок
Группа: Пользователи
Награды: нет
Сообщений: 48
Замечания: 0%
Статус: Offline
накручено по времени так... но читаемо.
и я нифига в конце не поняла что произошло! ну то что он их убил то понятно!а вот которая ему сказала что любит? и кого он любил? и что Кэйт убила Элис? я уже несколько раз концовку перечитала и всё равно не понимаю((((
 
Форум » Творчество » Фанфикшн » Секунда на вдох, вся жизнь на выдохе. (PG-15)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Все используемые аудиовизуальные материалы, ссылки на которые размещены на сайте, являются собственностью их изготовителя (владельца прав) и охраняются Законом РФ "Об авторском праве и смежных правах", а также международными правовыми конвенциями.

Вы можете использовать эти материалы только в том в случае, если использование производится с ознакомительными целями. Эти материалы предназначены только для ознакомления - для прочих целей Вы должны купить лицензионную запись.

Используемый формат кодирования аудиовизуальных материалов не может заменить качество оригинальных лицензионных записей. Все записи представлены в заведомо заниженном качестве. Eсли Вы оставляете у себя в каком-либо виде эти аудиовизуальные материалы, но не приобретаете соответствующую лицензионную запись - Вы нарушаете законы об Интеллектуальной собственности и Авторском праве, что может повлечь за собой преследование по соответствующим статьям существующего законодательства.



Сайт управляется системой uCoz