[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Rogue, John_Jones_Wolf-Claude, immortal13  
Форум » Творчество » Фанфикшн » Переводы Sylar/Claire и Sylar/Peter/Claire (Нерейтинговые, можно смело заходить всем:))
Переводы Sylar/Claire и Sylar/Peter/Claire
babymommaДата: Среда, 30.06.2010, 23:49 | Сообщение # 1
▪ Сказочница ▪
Группа: Свои
Награды: 63
Сообщений: 1732
Замечания: 0%
Статус: Offline
Решила не плодить темы, а складывать новые переводы в одну.

1) Фандом: Герои
Название: Посредница
Автор: boonies aka hiding_duh
Ссылка здесь
Перевод: babymomma
Персонажи: Сайлар/Клер/Питер
Тип: джен
Жанр: юмор
Рейтинг: PG
Слова: примерно 1800
Саммари: братьям всегда есть о чем поговорить. Если, конечно, удастся свести их вместе.
Прим. пер.: у автора есть целая серия фиков, события которых происходят после 3-5 серий сезона 3. Они смешные, немного флаффные, но при этом, что поразительно, очень вхарактерные.

Во всем была виновата Клер.

Она сказала: «Это неплохой способ подружиться. Наверное. Если тебе нравится дружить с серийными убийцами». И в конце еще добавила: «У нас с Элль получилось».
Так что Питер купил два билета и задумчиво потрусил в Pinehearst.

При виде него Сайлар медленно присел на стул, наклонил голову набок и улыбнулся.
– Вообще-то мой день рождения в июне, Питер.
Губы Петрелли-младшего сжались в тонкую сердитую линию.
– Заткнись и поехали.
Сайлар изучил билеты на самолет с веселым удивлением. Потом снял со стула пиджак.
– Атлантик-Сити. Как романтично!
Сузив глаза, Питер треснул кулаком по стене.
– Самый короткий перелет, что я нашел.

Папа Петрелли хмуро смотрел, как его мальчики упаковываются в лифт, размышляя, куда, черт возьми, подевалась его охрана.

Когда Питер и Сайлар вернулись (у одного — огромный синяк под правым глазом, другой — на вид сама невинность), Клер сердито cкрестила руки на груди, открыла мобильник и набрала Moviefone.

Мама Петрелли смотрела, как ее внучка выпрыгивает из окна, размышляя, куда это исчез ее бумажник.

– Я оценил, – мило сказал Сайлар, шагая по темной улице, руки в карманах.
– Это не ради тебя, – сообщила в ответ Клер и сжала зубы.
Питер, надо отдать ему должное, промолчал — только все смотрел на проходящие тени.
Неприлично ухмыльнувшись, Сайлар пожал плечами и спросил:
– Ну и какой фильм будем смотреть?
Клер раздраженно посмотрела на телефон:
– Учитывая то, что мы пришли поздно, будем смотреть что-то в рейтинге «детям до пятнадцати».
И выставила руку в ожидании.
Секунду Питер насторожено смотрел Клер в ладонь, а потом хлопнул по ней десяткой и пятеркой.
– Без масла.
– Посмотрим, – ответила она и метнулась к очереди, огибающей кинотеатр.
Несколько минут прошли в молчании, после чего Сайлар облокотился о припаркованную машину и поджал губы.
– А погоды тут стоят замечательные, – заметил он.
– Зачем ты меня спас? – взорвался Питер, указывая пальцем ему в грудь.
– А ты зачем за мной вернулся? – спросил в ответ Сайлар, с любопытством наклонив голову.
Питер убрал руку, недовольно оперся о машину рядом с Сайларом и слегка пожал плечами.
– У меня пунктик. Семья на первом месте. Глупо.
Сайлар, похоже, внимательно слушал.
– Еще как.
Оскалившись, Питер бросил на него сердитый взгляд.
– Думаю, это генетическое, – спокойно добавил Сайлар, щурясь на редеющую очередь впереди. – А что, попкорн купить так сложно?
Они переглянулись и, не говоря ни слова, сорвались с места. Сайлар расталкивал попавшихся на пути подростков, а Питер посылал извиняющиеся взгляды обиженным старикам. В один момент они добрались до конца очереди, где отвратительно-юный и явно сраженный Клер наповал мальчишка как раз протягивал ей гигантскую коробку попкорна.
И бумажку со своим телефоном.
– Я подержу, – зловеще предложил Сайлар, одной рукой выдергивая у парня клочок бумаги, а другой — сжимая плечо Клер. – Тимоти.
Парнишка побелел лицом и опустил глазки на кассу.
Клер раздряженно стряхнула руку Сайлара и радостно улыбнулась Питеру:
– Попкорн бесплатно!
При этом она не сделала ни малейшей попытки вернуть ему деньги, так что Питер прикусил улыбку и повел ее ко входу. Быстро обернувшись через плечо, он обнаружил, что Сайлар беседует с группой почему-то до ужаса перепуганных отроков.
Вскоре Сайлар вновь присоединился к брату и племяннице, демонстрируя три яркие бумажки.
– Так странно, – сказал он. – И билеты тоже бесплатные.
– Это же... – начал Питер сердито. – Мы же просто ожившее клише!
– Почему? – поинтересовалась Клер и забросила зернышко попкорна себе в рот. – Потому что мы — итальянцы и вроде как занимаемся вымогательством?
Питер едва не дал Сайлару по нагло ухмыляющейся роже.
– Слушай, не нужно создавать дополнительные проблемы!
Сайлар поднял брови с видом оскорбленной невинности и засунул лапу в попкорн Клер.
– Питер, ты мой младший брат, – объяснил он, жуя. – Я задолжал тебе двадцать семь лет оскорблений и унижений. Могу, конечно, скостить десятку за те пару раз, что пытался тебя убить, но даже в этом случае остается еще семнадцать...
– Супер, – влезла Клер, встречаясь с ним взглядом. – Потому что, по моим расчетам, вы оба задолжали мне семнадцать лет поздравлений и подарков. – Она вызывающе подняла брови, глядя на старшего из дядюшек. – И добавь десятку за те пару раз, что ты НА САМОМ ДЕЛЕ МЕНЯ УБИЛ.
Питер осмотрелся, потом быстро затащил обоих в ближайший темный кинотеатр, шипя: «Клер!»
– Что? – пробормотала она, стряхивая его руки. – Да он нас обоих убивал! По два раза.
Питер слегка кивнул, соглашаясь, однако добавил:
– Строго говоря, в первый раз это было самоубийство...
Наблюдавши за ними маленький билетер в ужасе открыл рот. Должно быть, непроизвольно.
– Репетируем для школьного спектакля, – скучающе пояснил Сайлар.
Билетер захлопнул рот и быстренько провел их в холл, позабыв о своей сумке.
Зал был уже наполовину заполнен. Там оказалось темно и душно, так что Сайлар, не раздумывая, направился к заднему ряду, игнорируя попытки Питера потянуть его за рукав.
Клер обиженно последовала за ним, швырнула свое ведерко с попкорном на пустое место, чтоб его занять, а потом прошествовала между рядами кресел и напарвилась в коридор.
– Подростки, – сказал Сайлар, словно извиняясь, и улыбнулся пожилой паре, сидевший перед ними.
Те придвинулись поближе друг к другу и уперлись взглядом в экран.
– Что, не пойдешь за ней? – поинтересовался он у Питера, захватывая горсть попкорна и грациозно растягиваясь на сиденьи.
– У меня способности пропали, – ответил тот, поправляя волосы дрожащей рукой. – А это может быть опасно.
Сайлар хмыкнул.
– Я не особенно ей нравлюсь.
Хотя это не было вопросом, Питер все-таки ответил:
– Ты особенно никому не нравишься, Сайлар.
– Маме нравлюсь.
Питер отсел от него на одно кресло и откинулся на спинку.
– Да уж, – признал он. – Ей — да.
Взгляд Сайлара метнулся в проход между креслами, по которому к ним уже приближалась Клер. Выглядела она одновременно упрямой и оробевшей. Ее пальцы едва удерживали гигантскую порцию содовой, когда она села между ними.
– Ну что, перемирие?
Питер благодарно улыбнулся и уже протянул руку, чтобы погладить ее поголове, но вовремя остановился. Покрутил запястьем, откашлялся.
– Что ты мне принесла?
Клер просияла улыбкой и бросила ему на колени пакетик с желейными червяками.
– Теперь ты должен признать: я — просто племянница года.
Питер уже собрался метнуть ей тайную улыбку, но тут Сайлар наморщил нос и заявил:
– Фу, какая мерзость.
Клер тоже поморщилась и заерзала, пытаясь сесть поудобней.
– И это говорит человек, который ест мозги, – она покосилась на Сайлара. – На, это тебе.
На колени ему шлепнулась упаковка изюма в шоколаде.
– Мне показалось, очень похоже выглядят, – добавила Клер, не глядя на него.
Сайлар не ответил, но вскрыл пакетик, сверля нее особым взглядом.
Свет тут же начал гаснуть, звук — усиливаться, а Питер примерз спиной к креслу.
– Сайлар, – выдавил он, не в силах двинуться.
Тот слегка наклонился и невинно посмотрел на младшего брата.
– Я не разговариваю во время трейлеров, Питер.
Глядя на борьбу младшего дядюшки, Клер отпила содовой. Потом перевела взгляд на экран и громко прошептала.
– Ух ты, вот это я хочу посмотреть! Что? В декабре?! Да кто будет ждать до декабря?
– Устрой мне встречу с Накамурой, – легко предложил Сайлар. – А об остальном я позабочусь.
Однако Клер это никсколько не позабавило. Ее пальцы, тянувшиеся к ведерку с попкорном, замерли в воздухе, когда она повернулась к Сайлару.
– Забудь, что я сказала.
Подняв одно плечо, Сайлар ухмыльнулся.
– У меня пока нет этой способности.
– Кстати, о способностях, – наполнил Питер, едва не рыча. – Прекрати сейчас же.
Испустив страдальческий вздох, Сайлар махнул рукой в воздухе.
Питер потянулся, потом размял шею.
– Слушайте, а давайте введем мораторий на использование способностей до тех пор, пока моя не вернулась? А то как только это случится, я могу тебя просто прибить.
Сайлар кивнул.
– Если она вернется.
Клер шикнула на них, но ее проигнорировали.
– Вернется, – тихо пообещал Питер. – Должна.
Сайлар посмотрел на свои руки.
– И что, Нейтан слушает это уже почти тридцать лет? – он коснулся руки Клер. – Может, мы взяли с собой не того брата?
Клер раздраженно толкнула его коленом.
– Хватит болтать!
Ее тут же поддержали из зала:
– Да, пожалуйста!
Глаза Сайлара тут же сузились, он поднял два пальца и направил их...
– Нет! – Клер быстро перехватила его руку.
Вздрогнув, Сайлар нахмурился, но тут же снова обрел хладнокровие.
– У тебя сиденье...
Клер моргнула.
– Что — сиденье?
– Знаешь, чем в нем занимались? – промурлыкал он, не сводя с племянницы глаз. – Я вижу... ох, извините. Нам же нельзя использовать способности.
Покраснев, как помидор, Клер отбросила его руку и подвинулась поближе к Питеру.
– Хм. И сколько будет длиться это кино?
Питер взглянул на часы и ворчливо сказал:
– Ничего не получится, Клер. Давай просто уйдем.
Похоже, Клер была согласна, но все равно ободряюще улыбнулась.
– Дадим ему еще несколько... – она повернулась к Сайлару и обнаружила, что он пьет ее содовую. – Нет!
Тот поднял на нее глаза, по-прежнему сжимая губами соломинку.
Клер отпихнула его и переставила стакан в в другой подстаканник.
– Это тебе не свидание, понял? Это семейное дело. Тут нет ничего общего со свиданием. Хватить пить мою содовую!
– Но я хотел пить!
– Эй, послушайте! – прошипел тинейджер, сидящий на переднем ряду. – Вы смотреть мешаете! Не заставляйте меня идти за охраной, ладно?
Три одинаковых взгляда заткнули его весьма успешно.
– Знаете, что? – спросила Клер, сужая глаза. – Здесь ужасно темно.
На лице Сайлара не дрогнул ни один мускул.
– Да уж. Вот было бы неприятно, если бы все эти милые люди вдруг ослепли.
И свет тут же включился — яркий и резкий.
Зрители громко застонали, оглядываясь и жалуясь.
Клер склонила голову.
– И так тихо...
Внезапно все телефоны в зали одновременно зазвонили.
Питер потер глаза и вздохнул.
– Так, ну все, я пошел. – Он встал. Помедлил, прикусив губу. – Ты можешь перемотать на конец?
В ответ Сайлар только улыбнулся, хитро, как мальчишка.
Изображение на экране замелькало, словно на ускоренной перемотке, прокручивая сюжет до самого конца, а потом пошли титры.
Зрители разразились свистом и возгласами неодобрения.
Клер встала, страшно довольная.
– М-да, фильм на «Оскар», однозначно.
Сайлар тоже поднялся, все еще ухмыляясь.
Они покинули зал в молчании. Их лица светились безмятежностью.
– Вот мы и посмотрели вместе целый фильм, – поздравила их Клер, когда троица дошла до перекрестка. – Ну, типа того.
Питер посмотрел на брата и племянницу, размышляя.
– А вы разделили трапезу, – улыбнулся он ей. – Ну, типа того.
Клер просияла.
– И никто не умер, – она сморщила нос и добавила: – Кроме того парня в кино.
Мягко улыбаясь, Питер поднял бровь. Переведя взгляд с одного на другого, Сайлар развернулся и пошел прочь, на прощание бросив через плечо:
– Скажу отцу, что вы передавали привет.
Питер протянул к нему руку.
– Погоди!
Тот остановился, но даже головы не повернул.
– В пятницу! – сказала Клер ему в спину.
Он нахмурился:
– Что?
– В следующую пятницу, – пояснил Питер, засовывая руки в карманы. – Я знаю одно место. Они там такие вафли пекут...
Сайлар не обернулся.
– Ну, раз у них вафли...
Усмехнувшись, он растворился в темной аллее.
Вина за последующее закрытие той вафельной кафешки полностью лежала на Клер.


 
mauДата: Пятница, 02.07.2010, 22:50 | Сообщение # 2
Привыкает к способности
Группа: Свои
Награды: 12
Сообщений: 351
Замечания: 0%
Статус: Offline
Что? да я отказываюсь верить глазам. Никто не написал ни одного слова про такую позитивнейшую, смешную, по-настоящему остроумную штучку? Про героев, которые действительно кажутся совершенно настоящими, из сериала, без фанатских домыслов, ровно такими, какими они нравятся - ну, Сайлар-то мне точно нравится именно таким - что за обаятельная скотинка... "Маме нравлюсь" - да уж нравишься, душа моя, невооружённым глазом видно (:(:(:. (И, надо же, адекватная Клер... И нормальный, хороший, не раздражающий Питер). ...И про перевод, в процессе которого не потерялось ни юмора, ни смысла, ни настроя? Ну не знаю. Это именно то, что хочется читать по Героям именно сейчас, когда мы подвисли в ожидании решения по минисериалу, когда уже и наскучались и ещё надеемся, и уже боимся, что если они будут - то какими будут, не исказят ли их? Так вот мне нравится видеть их такими. Они живут в этом фанфике, как и во всех историях этого автора, и для меня лично это просто бальзам на сердце и огромное утешение. Огромное спасибо, babymomma. Очень ты меня порадовала (я еще не сделала аккаунт на дайри, замоталась, но собираюсь).
 
MaritaДата: Пятница, 02.07.2010, 23:27 | Сообщение # 3
▪ Опиум для народа ▪
Группа: Свои
Награды: 34
Сообщений: 1256
Замечания: 0%
Статус: Offline
Quote (mau)
Никто не написал ни одного слова про такую позитивнейшую, смешную, по-настоящему остроумную штучку?

Вообще безобразие! biggrin
Не, фанфик юморной, прикольный, мне лично очень понравился. Честно скажу- я не в восторге от высокорейтинговых фиков Сайлар/Клэр, они меня смущают не по-детски. wacko
Совсем другое дело, когда
Quote (babymomma)
Тип: джен Жанр: юмор Рейтинг: PG
, все чинно и благопристойно, да еще и с юморком.
Короче говоря, автору- респект, переводчику-тоже! smile


Я на «Книге фанфиков»
 
babymommaДата: Суббота, 03.07.2010, 07:51 | Сообщение # 4
▪ Сказочница ▪
Группа: Свои
Награды: 63
Сообщений: 1732
Замечания: 0%
Статус: Offline
mau, делай же скорее дайри, мне там тебя страшно не хватает!
там у boonies целая серия вот такого прекрасного, на самом деле. штук 5 фиков, объединенных одной вселенной начала сезона 3. среди них даже kid!fic из разряда "а если бы Анджела не отдала Гэбриела". причем есть и одна история в R, но тоже из этой AU и очень веселая. думаю заняться ими, пока в тоске из-за закрытия сериала

Quote (Marita)
автору- респект, переводчику-тоже!

Marita, спасибо!

Добавлено (03.07.2010, 07:51)
---------------------------------------------
2) Название: По Библии
Фандом: Герои
Автор: boonies aka hiding_duh
Оригинал здесь
Пэйринг: Сайлар/Клер
Тип: джен
Рейтинг: PG-13
Саммари: Сайлар не ломает — он исправляет поломки.
Спойлеры: до серии №5 сезона 3. Ну и спойлеры к Библии.
Слова: примерно 1500
Прим. пер: вот что я называю UST!

Так, ладно, это было ошибкой. Идти вслед за человеком, который собирался ее убить? Не самая умная мысль. Но вот это? Тут все не так просто.
— А твой отец знает, что ты здесь? — судя по всему, Сайлара это забавляет.
— Который? — спрашивает она, уставившись на него через стекло.
Уголки его губ ползут вверх, а потом Сайлар прижимает ладонь к стеклу, поднимает окно и впускает Клер.
— Тот, что отрубит мне голову, если узнает.
Она забирается внутрь, свешивает ноги с подоконника и спрашивает:
— Так, еще раз, кто у нас тут?
Домик маленький, непритязательный. Пара светильников горит, телевизор выключен, на заднем плане громко гудит посудомоечная машина.
— Я думал, ты под домашним арестом, — говорит Сайлар, наливая себе стакан воды.
— А я думала, что компания посылает вас парами, — отвечает она, рассматривая комнату и пытаясь как-то справиться с ситуацией.
Губы Сайлара кривятся.
— Мне сказали, что с этим я управлюсь и в одиночку.
Клер прищуривается:
— Что, папа снова пытался тебя убить?
— Слегка.
Она не улыбается, только шарит в карманах, а потом вытаскивает на свет мятую бумажку.
— Вот моя цель, Сайлар.
— Я первый пришел, — тут же возражает он.
Клер смотрит на него неласково.
— Некоторым пришлось добираться общественным транспортом.
Тот игнорирует ее в пользу местной газеты.
— Наша цель скоро вернется. Брокер, одинокий, — он пробегает взглядом газету и добавляет. — На удивление успешный.
Клер проводит кончками пальцев по лампе, полке, столу...
— Думаю, что способность влиять на электронные переводы этому способствует.
Сайлар смотрит на нее поверх газеты.
— А я-то думал, Ной конфисковал у тебя дела.
— Я сделала копии.
В его улыбке ей чудится одобрение.
— Да, совершенно ничего удивительного, — бормочет она едва слышно, теребя пепельницу, книжку, скатерть...
Сайлар спокойно сворачивает газету и кладет на столешницу.
— Успокойся, Клер. Все не так плохо.
— Могло быть и хуже. Наверное, — она пожимает плечами, протискиваясь мимо него. — Последний, кто спас мою жизнь, оказался моим дядей. Так что по сравнению с этим...
Он замолкает и поднимает бровь.
— О. Тогда, полагаю, сейчас не лучший момент сказать тебе...
Она останавливается, щурится, склоняет голову набок и, наконец, выплевывает:
— Ты тоже мой дядя?
— Ага.
— Ну конечно, — бормочет Клер. — Что, Анжела родилась до того, как изобрели профилактику беременности?
Он садится на кухонный стул верхом и смотрит на Клер своими темными глазами.
— Не говори о ней так. — Его улыбка — мягкая, почти благодарная. — Именно из-за нее мы оба здесь. Прояви хоть немного уважения.
Она вздыхает.
— Да, ты явно не разбираешься в ситуации.
— Разбираюсь, — это все, что он говорит.
Часы бьют двенадцать раз. В комнате темнеет: солнце заволокло облаками. Клер неловко ерзает на подушках, пытаясь выдохнуть.
— Зачем ты меня спас, Сайлар?
Он смотрит на нее так, будто ожидал этого вопроса.
— А зачем люди вообще что-то делают?
Клер закатывает глаза:
— Ладно, Йода, будем тут сидеть и молчать, пока этот парень не заявится.
— Ты — моя племянница, Клер, — медленно говорит Сайлар. — А у меня нет привычки убивать членов семьи, — он ухмыляется, отклоняясь назад. — Во всяком случае, специально.
— Нет, — возражает она. — Я не об этом спросила. Я спросила, почему ты меня спас, а не почему не убил. — Прикусив губу, Клер добавляет: — Не то чтобы я могла умереть, но та воронка выглядела смертельно.
Его дыхание, поза — все выдает расслабленность, но Сайлар наблюдает за ней, слегка нахмурившись.
— Не знаю.
Он кажется искренним, так что Клер решает сменить тему.
— Может, увидел в тебе что-то знакомое, — наконец добавляет он — куда позже, чем в горле у нее пересыхает.
— Когда пытался съесть мой мозг?
На его лице — легкое отвращение.
— Может, я подумал, что не хочу быть один. Как и ты.
Ее плечи каменеют.
— Я не одна, Сайлар. У меня есть семья, которая меня любит. У меня есть друзья. У меня есть собака, соседи и домашняя работа. У нас с тобой – ничего общего.
Его улыбка становится шире.
— Твоя семья умрет, Клер. И друзья. И Мистер Магглс. Ты это знаешь. Вот почему ты здесь.
Клер сложно спорить убедительно, так что она обнимает колени и прижимается к ним щекой.
— Как ты это делаешь?
— А поточнее?
— Ну, почему все прекратилось? — она выдыхает. — Я ничего не чувствую. Поверить не могу, что спрашиваю, но ты что-то сломал, когда... клал мне скальп на место?
Он смотрит почти снисходительно.
— Я тебя исправил.
— Я не была сломана! — резко возражает Клер.
— Пожалуйста, — отвечает Сайлар, и его губы кривятся в ухмылке.
Она успокаивается не сразу.
— Ты — чудовище.
— А почему тогда ты здесь?
— Совпадение.
Сайлар выглядит заинтригованным.
— Ты ведь можешь уйти.
Однако Клер не уходит.
Тогда он поднимает два пальца и медленно их разводит. Ее коленки повторяют его движение.
— Стой, ты что это... — выдыхает Клер, пытаясь сползти с кушетки.
— Проверяю одну гипотезу.
Она оскаливается и захватывает в горсть ткань своих джинсов, пытаясь снова свести колени.
— Хватит.
Он опускает руку и едва заметно пожимает плечами.
— Значит, ты это почувствовала.
Это не вопрос, но Клер все же отвечает, на всякий случай сворачиваясь клубочком.
— Почувстовала отвращение, ну да.
Его губы сжимаются в тонкую линию.
— Ударение не на то слово.
Она встречается с ним взглядом.
— Ну ладно. Я почувствовала отвраще...
Сайлар протягивает к ней руку прежде, чем она успевает закончить предложение.
— А еще что ты чувствуешь? — вслух интересует он, прижимая ее к подушкам телекинезом. Две ее пуговицы расстегиваются сами собой. — Страх? — Бретелька лифчика соскальзывает с плеча. — Волнение?
У нее перехватывает дыхание, но она тут же обращает на него неуверенный взгляд.
— Хватит.
И он уступает.
Клер некоторое время молчит, потом демонстративно морщит нос.
— Ты не знаешь всего, Сайлар.
— Нет, пока не знаю.
Она пытается расслабиться.
— А что потом? Когда соберешь все способности, которые хочешь?
Он ненадолго задумывается.
— А такой день придет?
Клер презрительно усмехается.
— Ну, это случится на день позже того, как ты прекратишь отвечать вопросом на вопрос. Кажется, это называют концом света?
Его улыбка – удивительно искренняя.
— Интересно, как бы мама тебя назвала?
Клер поворачивает к нему голову.
— А как по-латыни «грязный маленький секрет»?
Его лицо смягчается.
— Все правильно. Тебя отвергли. Как и меня.
Она смотрит хмуро.
— Не надо проводить между нами параллели. Это жутко. У нас нет ничего общего.
— Ну, не знаю, Клер, — возражает он. — Немного темной краски для волос, черная одежда... Семейное сходство определенно прослеживается.
Кажется, ее начинает подташнивать.
— Мерзость. — Клер встает, прокашливается, выглядывает из окна, трогая занавеску. — Ну и как, по-твоему, меня бы назвали?
Сайлар тоже поднимается, но не подходит — смотрит издалека.
— Кажется, у мамы есть... определенная симпатия к Великой Книге.
Занавеску, возле которой стоит Клер, треплет ветер.
— К какой, про Гарри Поттера?
Сайлар, кажется, не может решить, оскорбитсья ему или рассмеяться. Так что он подходит ближе.
— К Библии, Клер.
Клер издает стон.
— Отлично. У меня скоро найдется еще семеро дядюшек? Мы что, ирландцы?
Он прослеживает ее взгляд, рассматривая пустую улицу,
— Нейтан* — пророк, Питер** — апостол, Габриель***...
— Ангел смерти, — раздраженно заканчивает она. — Слушай, мне плевать на...
— Если б ты была мальчиком, тебя бы наверное назвали Майклом****.
Она смотрит на него через плечо.
— В честь певца?
— Да, Клер, в честь певца, — вздыхает Сайлар.
Она смягчается.
— В честь архангела.
— Угу, — кивает он. — В честь Майкла-защитника, который приходит на помощь Габриелю.
Клер отходит от окна, взволнованая.
— Ну ладно. Это даже более странно, чем когда с тебя заживо снимают скальп.
Сайлар опирается спиной о стену, скрещивает руки на груди и поднимает бровь.
— Ты ищешь цель, Клер.
Она сжимает кулаки.
— И моя цель — помогать серийному убийце? Да что ты? — Клер сжимает губы. — Да я лучше... — она замолкает, глядя на свои руки. — Погоди. Что ты сказал?
Он смотрит в сторону, пряча улыбку.
— У меня есть чувство, что моя реабилитация займет какое-то время.
Ее передергивает от одной мысли.
— Ну и?
— Ты можешь помочь, — продолжает он. — Сама знаешь, на что способна твоя кровь, Клер.
Ее глаза расширяются. Она пересекает комнату быстрее, чем он успевает вздохнуть, и подходит близко-близко. Смотрит, вцепившись в его рукава.
— И если ты кого-то убьешь, я смогу его оживить? Так получится? Я не... — она мотает головой. — Я смогу?
Он молчит.
— Это безумие. — Клер медленно выпускает его, погрузившись в свои мысли. — Наверное, мне надо домой.
— Точно, — подтверждает он. — Домашняя работа по ипанскому, да?
Она встречается с ним глазами.
— А что взамен?
Он с любопытством наклоняет голову.
— Что ты хочешь взамен?
Удивленный, Сайлар обходит ее сзади, слегка задевая костяшками пальцев ее свитер.
— Ничего.
Похоже, он удивлен своим ответом не меньше нее, так что Клер дрожащей рукой проводит по волосам.
— Я не могу работать с тобой в команде, — говорит она — больше себе, чем ему. — Я вроде как хочу тебя убить.
— Я не могу умереть, — говорит Сайлар.
— Ну да, — Клер рассеянно кивает. — Думаю, придется придумать более эффективный способ тебя уничтожить.
Кажется, в ее словах ему слышится вызов. Сайлар улыбается.
— Время у тебя есть.
Она уже собирается взбунтоваться, но тут поворачивается дверная ручка. Дверь открывается с щелчком.
— Наша цель дома, — шепчет Сайлар. — Она уже готова взорваться, так что он хватает ее за запястье и кивает на вход. — Напарница.
Клер и раньше ошибалась. Но это, как ни странно, это ошибкой не кажется.

* В русcкой традиции Нафан, Петр, Гавриил и Михаил соответственно.




Сообщение отредактировал babymomma - Суббота, 03.07.2010, 07:42
 
mauДата: Суббота, 03.07.2010, 19:44 | Сообщение # 5
Привыкает к способности
Группа: Свои
Награды: 12
Сообщений: 351
Замечания: 0%
Статус: Offline
Большое искусство писать такие истории. Казалось бы, пустяк, фанфичок, даже и без крови, без особого действия... но ты попробуй написать так, чтобы всего лишь диалог двух людей держал в таком напряжении и неутолимом интересе. Такое знание психологии персонажей. Такая симпатия к ним, но симпатия, не превращающаяся в шоры, закрываюшие от автора истину, что он исказил характеры в угоду своим желаниям. А симпатия, которая помогает находить самые точные описания для их движений, для мимики, точно формулировать - как они могли бы говорить, и с какой интонацией.
В высшей степени уважаемый мной автор. Переводчику - как всегда спасибо за качественный труд. И не устаю радоваться, что ты открыла для всех, и для меня, этого умного и тонкого автора.
 
babymommaДата: Воскресенье, 29.08.2010, 10:38 | Сообщение # 6
▪ Сказочница ▪
Группа: Свои
Награды: 63
Сообщений: 1732
Замечания: 0%
Статус: Offline
Название: Попались!
Персонажи: Сайлар, Клер, Питер
Рейтинг: PG
Спойлеры: до серии 5 сезона 3
Слова: примерно 1600
Автор: boonies
Оригинал здесь
Предупреждения: AU — это в некотором роде кроссовер с сериалом «Сплетница»
Жанр: юмор
Саммари: вы когда-нибудь думали о том, кем стала работать Элль после того, как Анжела ее уволила? smile
A/N: во всем вините Кристин Белл, которая читает за автора в сериале «Сплетница»
Прим. пер: Фичок своеобразный, конечно, но раз перевела, так перевела.

ПОПАЛИСЬ!

Попались! Малышка К наконец-то воссоединилась со своими симпатичными дядюшками. От нас вы этого не услышите, обитатели Верхнего Ист-Сайда, но ходят слухи, будто Дядюшка Красавчик подумывает о том, чтобы проверить кое с кем генетику на прочность. Будем надеяться, что малышка К умеет ловить, потому что ее родственники определенно падают.

Клер захлопнула телефон и скосила глаза к носу.

– Что такое? – поинтересовалася Питер, вгрызаясь в свой бублик.

– Ничего, – пробормотала в ответ Клер, подозрительно оглядываясь вокруг. – Просто у меня паранойя. Совершенно без причины. Никакой связи с Интернетом.

Нисколько не убежденный ее ответом, Питер посмотрел ей в глаза и прищурился.

– Эй, хватит уже! – резко сказала она. – Давай сегодня без чтения мыслей. Пожалуйста.

– Извини, – в его голосе мелькнуа тень сожаления. – Старая привычка.

– Кстати, о старых привычках, – вклинился скучающий голос. – Почему бы нам просто не сходить нанести визит той девчонке Уокер? – и, после короткой паузы: – Это бы решило наши проблемы со слежкой. Навсегда.

– Нет! – хором ответили Питер и Клер.

– Синхронная блокировка? – Сайлар с интересом поднял бровь. – Мило.

И снова лизнул мороженое.

Клер, зажатая между ними на холодных ступеньках Пенн Плазы, тихонько вздохнула и протянула к нему руку.

– Это вообще-то была не наша идея, Сайлар.

Он протянул ей стаканчик моккачино из Sturbucks.

– Да, это все мама, – согласился он. – Мне порой так нравится ход ее мыслей.

Питер зажмурился и сжал зубы.

– Дыши, дыши, – прошептала ему Клер, сочувственно погладив по коленке.

– Не могу сказать, что расстроен изменением политики компании, – как ни в чем ни бывало продолжал Сайлар, облизывая ложку. – «Один из нас, один из них» – вот это было не совсем для меня, особенно в паре с твоим отцом.

Клер метнула на него испепеляющий взгляд.

– Ты прав. Программа «Три из нас» работает просто отлично. Всего четыре попытки убийства за двадцать минут.

Подтверждая ее мысль, Питер повернул запястье, и ложка сама собой застряла у Сайлара в горле.

– Оригинально, – отметил тот, прокашлявшись.

И бублик тут же вырвался у Питера из рук и шлепнулся на ботинок какого-то ни в чем не повинного прохожего.

Клер сердито отхлебнула фраппачино и снова открыла телефон.

Новость часа: может, малышка К и любит повеселиться, но кто-то должен сказать ей, что это не смешно. Порадуйте глаз порочной маленькой картинкой, которую мы только что получили [JPEG заблокирован Verizon]. Спасибо за подробности, аноним!

-- Да что такое с ньюйоркцами! – воскликнула Клер, придвинулась поближе к Питеру и захлопнула телефон.

Колено Сайлара коснулось ее собственного.

-- Хочешь, я это исправлю?

-- Тебя я не спрашивала, -- оборвала его Клер, бросив на него сердитый взгляд. – И вообще, это был риторический вопрос. И хватит устаивать метафорический геноцид.

-- Не трать время, Клер, -- сказал Питер, прислоняясь плечом к огромной подушке.

Уголки губ Сайлара приподнялись в легкой улыбке.

-- А ты – энергию, братец, -- он слегка склонил голову. – Тебе стоит сдаться голоду, Питер. Позволь ему вести тебя. Позволь ему…

Клер засунула кусочек бублика ему в рот.

-- Ешь, ладно? Обычную еду. Не мозги, не чужие способности, ничего такого ужасного.

Питер прикусил губу, пытаясь сдержать улыбку.

-- Кажется, наша цель близка.

Клер встрепенулась.

-- Здорово! Что мне делать?

Питер посмотрел вдаль и нахмурился.

-- Просто жди здесь.

-- Ага, щас. Не собираюсь даже, -- был ответ. –Я хочу помочь.

Сайлар с раздражением вытер губы, глядя на Клер.

-- Здесь безопаснее, принцесса.

-- Да что мне будет?! -- крикнула она. – Меня нельзя ранить! Какую часть этого предложения вы не понимаете?

Сайлар и Питер поморщились – от ее крика просто уши в трубочку сворачивались.

-- Следи за уровнем шума, -- сказал Сайлар. Его глаза опасно потемнели. Помолчав, он добавил, словно вдруг вспомнил: -- Пожалуйста.

Посмотрев на них с отвращением, она встала и швырнула свой стаканчик из-под кофе в ближайшую урну.

-- Я меняю правила, -- заявила Клер. – «Одна я, двое вас».

На этом она удалилась, излучая решимость. Только бросила напоследок:

-- Я сама его возьму.

С глубоким вздохом Питер и Сайлар встали, отряхивая штаны от крошек.

-- После вас, -- сказал Сайлар.

Питер поморщился.

-- Я правда это сделаю, -- крикнула Клер через плечо, до того испугав какого-то бизнесмена, что тот уронил газету. – Даже не пытайтесь меня остановить!

Питер и Сайлар обменялись взглядами.

-- Нет, только после вас! – ответил Питер.

Сайлар пожал плечами, а потом в несколько больших шагов догнал Клер и схватил за локоть.

-- Пункт 101, -- тихо сказал он, коснувшись губами ее уха. – Не привлекай к себе внимания.

Клер замолчала. Вздрогнула.

-- Фу. Как неуместно.

Сайлар проигнорировал ее, опуская другую руку к ней на поясницу.

-- Что, твое поведение? Согласен.

Питер приблизился к ним, схватил Сайлара за запястье и ловко отвел его руку со спины Клер.

-- Руки, -- сказал он.

В печали, Сайлар бросил взгляд на свое запястье. Кости уже почти восстановились.

-- Я учу ее, Питер. Как хороший дядюшка, -- его губы растянулись в порочной ухмылке. В его голосе прозвучало обещание. – И есть много-много вещей, которым я мог бы ее научить.

Клер уже открыла рот, чтобы возмущенно возразить, но тут влез Питер.

-- Например? -- поддразнил он. – Как стать монстром? – его рот скривился, а лицо потемнело. – Как использовать людей? Как разрушать жизни?

-- Как эволюционировать, -- возразил Сайлар, оскаливаясь. – Как расширить свои возможности. Как…

Взглянув на улицу, Клер округлила глаза.

Через дорогу от них, под фонарем, нервно вышагивал помятый маленький человечек, то и дело проводя руками по волосам. На нем было пальто на три размера больше, а его глаза испуганно стреляли по сторонам…

-- Извините, -- сказала она веско, отступая от дядюшек.

Ни Сайлар, ни Питер этого даже не заметили.

Клер неторопливо подошла к человечку, стараясь выглядеть дружелюбно и безопасно. Она быстро разделила волосы на прямой пробор, завязав по бокам два лохматых хвостика, стерла губную помаду и обвязала куртку вокруг пояса.

-- Простите, -- мило сказала она, приблизившись и сияя глазами. – Я упустила школьный автобус. – На ее лице появилась выражение беспомощности. – И я вот подумала: может, вы поможете мне найти другой?

Человечек недоверчиво осмотрел ее.

-- Простите, -- сказал он. – Я нездешний.

-- Ох, -- вздохнула Клер. – И я тоже неместная.

Тот немного расслабился.

-- Я бы помог, честное слово, но думаю, что вам сейчас не стоит стоять рядом со мной.

Клер заколебалась.

-- За мной уже несколько дней гонятся – я даже… -- пробормотал он и потер лицо. – Я даже не знаю, что натворил. Что я такого сделал?

Лицо Клер смягчилось.

-- Уверена: все будет в порядке.

Но он только головой покачал.

-- Не будет.

-- Я – Клер, -- она протянула ему руку.

-- Джо, -- кивнул он. На его лице внезапно появилось благодарное выражение.

-- Приятно познакомиться, Джо, -- улыбнулся Сайлар, выступая из-за спины Клер. Его костюм выглядел как-то странно помятым.

-- Вам придется пройти с нами, -- добавил Питер. Его бровь была подозрительно опалена.

Джо отступил с усталым вздохом, подняв ладони перед собой, словно защищаясь.

-- Так и знал. Я так и знал. Чтобы такая красотка решила вдруг меня склеить? Ну конечно. Разумеется, это ловушка.

На этом он безо всяких церемоний бросился бежать. Пальто развевалась за его спиной, точно крылья.

-- Обалдеть как вы здорово сработали, ребята, -- проворчала Клер и кинулась за ним, не обращая внимания на преграждающие ей дорогу такси и автобусы.

Секунду поколебавшись, Сайлар поднял два пальца.

-- Ну что, в мешок его?

Нисколько не впечатленный, Питер неохотно согласился. Потом тоже поднял руку.

-- Только чтобы не больно.

-- За собой последи.

Ничего не произошло.

К тому моменту Клер уже почти догнала Джо. Оба они готовы были вот-вот исчезнуть из поля зрения.

Нахмурившись, Сайлар посмотрел на свои ладони.

-- Ты что, блокируешь меня?

-- Что? Нет! Я думал, что это ты меня блокируешь.

-- У меня нет такой способности.

-- У меня тоже.

Обменявшись быстрыми взглядами, они сорвались с места, перепрыгивая через машины.

-- Он что, блокирует способности других? – спросил Питер, пытаясь перекричать ветер.

-- Я не читал его дело, -- ответил Сайлар. – Это все равно что прочитать меню, но ничего не заказать…

Питер оттолкнулся от бордюра.

-- Так, все, молчи.

-- А ты-то почему не прочитал? – поинтересовался Сайлар, огибая угол.

Питер попытался перевести дыхание.

-- Не хотел знать.

С трудом дыша, Сайлар оперся ладонями о кирпичную стену.

-- Мы потеряли Клер.

Питер рвано вздохнул.

-- Если этот парень смог заблокировать наши способности…

Глаза Сайлара потемнели.

-- Бегом!

-- Вы что тут делаете? – весело спросила Клер, неожиданно появляясь из-за угла. Ее волосы были мило взлохмачены.

-- Пытаемся… спасти тебя? – сказал Питер вопросительно и нахмурился.

-- Точно, -- ухмыльнулась она, снова надевая куртку. – Я заманила его на электрическую проводку. Какое-то время будет недоступен.

Сайлар подошел к Клер поближе, внимательно осматривая ее с головы до ног.

-- И ты выжила?

Клер моргнула.

-- А почему я должна была не выжить?

-- Потому что он блокировал наши способности… -- начал Питер, проводя обратной стороной ладони по ее испачканной щеке.

Клер секунду молчала, а потом вдруг прищурилась.

-- Вы что же… не читали его дело?

И оба ее дядюшки тут же нашли под ногами что-то невероятно интересное.

-- Ух ты, папа будет в восторге, -- сказала она, не обращаясь ни к кому конкретно. – Давайте я быстро расскажу, а потом мы пойдем позавтракаем. Джо может блокировать способности примерно на час. Анжела хочет взять его разведчиком.

Сайлара эта маленькая речь, похоже, впечатлила. Он кивнул ей с явным одобрением.

А вот Питер по-прежнему выглядел озабоченным.

-- А почему его способность не подействовала на тебя?

Клер сделала эффектную паузу.

-- А потому-то я другая, -- ухмыльнулась она. Ее глаза сияли. – Особенная.

Ответом ей был лишь стон.

Попались! На 34-й улице малышка К и ее очаровательные дядюшки наконец-то подружились. Как же это мило! Но что скажет Бабушка, когда обнаружит, что в жизни каждой девушки наступает момент, когда слово берет любовь? Не говорите, что мы не предупреждали вас, Королева А!

Увидимся! Мы знаете, что любите меня.

XOXO. Сплетница.

Название: Три родителя, которых не было у Ноя Грэя (и один, который был)
Автор: boonies
Оригинал здесь
Пэйринги: Сайлар/Майя, Сайлар/Элль, Сайлар/Клер
Рейтинг: PG
Спойлеры: до 3х8
Слова: примерно 2300
Саммари: рассказы про матерей — сплошная ложь. Вся эта история — о Сайларе и его сыне.

МАЙЯ

Она появляется на пороге его дома ровно через девять месяцев и cемь дней после того, как он убил ее брата-близнеца.
Сайлар ожидает... ну, например ругани и слез, или хотя бы винтовки, нацеленной ему в голову. Но только не этого странного клубка конечностей и одеял.
– Твой отец помог мне тебя найти, – говорит она. Ее акцент еще хуже, чем он запомнил, а волосы — в полном беспорядке. Майя глубоко вздыхает. – Он плачет. Постоянно.
Сайлар тут же пользуется возможностью попрактиковаться в своей новой способности — эмпатии, и лишь потом переводит взгляд на шевелящийся сверток в своих руках.
– Что?!
Через флисовое одеяльце прорывается тихий звук, но через секунду он уже разрастается так, что у Сайлара из ушей едва не течет кровь. Одеяльце падает, когда он поднимает эту страную орущую штуку. У него еще мелькает мысль — какое счастье, что Брайн Девис... одолжил ему способность к телекинезу, потому что это же чертов ребенок, которого Майя просто уронила ему в руки, а телекинез очень полезен, когда вы случайно роняете вещи...
– Нет, хватит, стой, – говорит он, но малыш, похоже, понимает его слова как «Давай еще громче».
Сайлар в панике оглядывает квартиру.
– Chupetes, – говорит Майя, зевая так, что, кажется, сейчас вывихнет челюсть. У нее даже слезы выступают от усилия. – Карман.
Интересно, если он ее убьет, это поможет ему выучить испанский? А потом Сайлар вспоминает Алехандро. Нет, в тот раз не сработало. Впрочем, Сайлар почему-то уверен, что Майя имеет в виду пустышки. Или, может, снатворное? Транквилизаторы?
Он подходит ближе и роется в многочисленных карманах ее одежды, пока не нащупывает несколько пустышек. Одна из них тут же вылетает из кармана и втыкается в рот ребенка с тихим чмоканьем.
Никогда еще Сайлар не испытывал такого облегчения. Вой прекращается моментально — вместо него теперь раздается противный сосущий звук.
– Майя, что...
– Он твой, – с трудом выговаривает она, спотыкаясь о ближайшую кушетку и тут же сворачиваясь на ней клубочком.
– Что? – повторяет он, поднимая брови. – Стой, не засып...
Ответом ему служит лишь тихий храп.
Сайлар медленно приближается к ребенку. Ну ладно. Учитывая случившиеся, пока все не так уж и плохо.
Пустышка выпадает.
У Сайлара мелькает мысль, уж не особенный ли этот ребенок? В том смысле, что умеет издавать сверхгромкие звуки. Но размышлять некогда: он быстро подбирает одеялко с пола, оборачивает им мелкого монстра и пулей вылетает вон – в ближайшую аптеку, сопровождаемый эхом громких воплей.
– Нет, шшш, – говорит Сайлар, ни к кому конкретно не обращаясь. – Все хорошо, мы найдем еду, просто... погоди... перестань...
К счастью, аптеки в Нью-Йорке попадаются на каждом шагу, так что он влетает в первую попавшуюся, пчелкой устремляясь в детский отдел. Ребенок не умолкает, и Сайлар уверен, что ему нужно поддерживать его под головку или что-то вроде того, но он способен сфокусироваться только на том, чтобы упасть на колени и начать сбрасывать вещи с полок в поисках наиболее эффективных способов заткнуть младенца.
– Чувак, – ахает проходящий мимо малолетний продавец. – Ты что делаешь?
Сайлар смотрит на него снизу вверх, по колено в памперсах и влажных салфетках. Малыш орет у него на руках.
– Детское питание. Быстро.
Продавец подозрительно его оглядывает, протягивает руку и медленно подносит банку с детским питанием Сайлару.
– Вам еще понадобится бутылка.
Малыш завывает, багровея от натуги, и на секунду Сайлару кажется, что бутылка виски — не такая уж и плохая идея. Но продавец, наверное, имел в виду бутылку для ребенка. И, возможно, не с виски.
– Просто смешать? – спрашивает он, срывая фольгу.
Продавец морщится.
– Ты что, типа, только что его украл?
Просто смешать? – повторяет Сайлар опасным тоном, и тот тут же отступает, поворачивается и отыскивает бутылку с водой.
Запах детского питания вызывает у Сайлара приступ тошноты, но он завершает дело и наконец-то всовывает бутылку в орущий рот.
Неожиданно вопли смолкают.
Сайлар расслабляется, вытягивает длинные ноги поперек прохода между рядами и укладывает малыша поудобней.
Это мальчик, с ужасом думает он. Крошечные пальчики касаются его руки, а потом сонно шлепают по бутылочке.
– Прости, малыш, – усмехается Сайлар, наклоняя пустеющую бутылочку. – У меня много способностей, но лактации среди них нет.
Должно быть, это просто его воображение, но ребенок тихонько вздыхает, прежде чем выпустить соску изо рта.
Снова входит продавец — на этот раз со шваброй.
– Я не стал вызывать копов, – объявляет он. – Так что лучше купи этому ребенку памперсы и все остальное.
Сайлар удивленно поднимает бровь, пристально глядя на маленькие детские ножки.
– ...моему сыну.
Продавец закатывает глаза и сметает разбросанное Сайларом в кучу.
– Ладно, как скажешь — твоему сыну.
И только тогда Сайлар выдыхает.

ЭЛЛЬ

– Думашь, у него есть способности?
– Надеюсь, что нет, – в голосе Сайлара — беспокойство. – Не хочу, чтобы он был особенным.
Элль кивает, наклоняясь над колыбелькой под неестественным углом.
– Уже неделя прошла, – ноет она. – Почему он до сих пор не открыл глазки?
Сайлар хмыкает, опираясь на подпорку, на которую вообще-то нельзя опираться.
– Я думал он... погоди, он что, только что открыл глаза?
Элль склоняется еще ниже.
– Нет, он спит, – она переводит взгляд на Сайлара. – Он нас просто дурачит.
Сайлар ухмыляется.
– А что, тебе так важно, какого цвета у него глаза?
– Да, – говорит Элль, рассеянно водя пальцем по подпорке. – Хочу знать, похож ли он на меня и папу или... – она мощрщит нос. – Может, он в тебя пошел?
Сайлар пожимает плечами, глядя на нее с превосходством.
– По статистике, мои гены доминантны по отношению к твоим.
Бросив на Сайлара недобрый взгляд, Элль машет на него рукой.
– Конечно, хорошо, если он не будет похож на моего папу, но тем не менее.
Про себя Сайлар с ней соглашается.
– Он же все еще дышит, верно? – спрашивает Элль. В ее голос вдруг прорывается паника. Она приближает ухо к носу Ноя.
– Я его слышу, – уверяет ее Сайлар, однако подносит палец к ротику Ноя. Просто чтобы убедиться.
Малыш шевелится и вытягивает ножки под одеялом.
– Он что, улыбнулся?
– Думаю, это просто газики.
Элль вздыхает, тыкая Ноя пальчиком в пухлую щеку.
– Давай же. Открой глазки. Открой. Давай.
Сайлар дипломатично гладит Элль по боку.
– Может, тебе поспать? Завтра нам нужно уезжать в другой штат.
Она стонет и выпрямляется с гримасой неудовольствия.
– Больше никакой Небраски, - требовательно говорит она. – Серьезно. Уж лучше снова попасться Компании.
Ухмыльнувшись, Сайлар провожает ее в постель. Потом быстро возвращается к колыбельке и снвоа наклоняется над ней под тем же неестественным углом.
– Ну же, – просит он, поглаживая пушистую голову сына. – Открой глаза.
И Ной открывает.

КЛЕР

– Может, нам принять участие в ток-шоу на радио?
Сайлар морщится, прижимая ладони к стеклу лаборатории в «Пайнхерст».
– Клер...
Она смотрит через стекло, потом, поколебавшись, становится рядом с Сайларом и добавляет.
– Незамужная девушка-подросток, у которой ребенок от собственного дяди? – она хмуро смотрит на него. – Кажется, я что-то такое видела и раньше.
Сайлар поднимает бровь.
– Не считается, если это всего лишь твоя ДНК.
Клер тычет пальцем в стекло, словно мальчик на другой стороне может ее видеть.
– Думаю, ты прав.
Сайлар в нетерпении проводит пальцем по разделяющему их стеклу, выплавляя аккуратный кусок.
Они вместе входят в полутемную лабораторию, глядя на мальчика в центре комнаты. Он стоит к ним спиной, вокруг валяются плюшевые игрушки. Рядом нет никого.
Возможно, потому, что Сайлар и Клер убили всех, кого нашли на нижних уровнях.
Клер колеблется, скрывая лицо за завесой темных волос.
– Что мы ему скажем?
Сайлар молчит пару секунд.
– «Твоя бабушка думала, будто ты — катализатор какой-то безумной формулы из 70-х, а мама с папой не знали о твоем существовании до сегодняшнего дня»?
Клер прищуривается.
– «О, и кстати, твой дедушка — на самом деле твой прадедушка?»
Они обмениваются взглядами.
– Ной, – зовет Сайлар.
Мальчик тут же оборачивается. Выглядит он подозрительно нормальным.
На секунду все замирают.
– Просто хватай его и пошли, – приказывает Клер Сайлару. Лицо ее каменеет.
Так он и делает – перекидывает Ноя через плечо и идет к коридору. Клер у него за спиной внимательно разглядывает болтающегося мальчика.
– О нет, – стонет она. Сайлар примерзает к месту. – У него твои брови.
Губы Сайлара изгибаются в усмешке.
– И уши, – ворчит она. – Какого черта, генетика?
Мальчик с трудом вздыхает и протягивает к ней руки, по пути пнув отца в лицо. Клер в ужасе отступает, потом обгоняет их и идет вперед.
В лифт они влезают молча. Сайлар осторожно ставит малыша на пол, и маленькие лапки тут же вцепляются к ногу Клер, обвиваясь вокруг колена.
Сайлар оскорбленно смотрит на нее. Она отвечает сдержанным взглядом, но глаза светятся.
– Может, я просто выгляжу не так оапсно, как ты.
Несколько этажей они проезжают в тишине, а потом Клер начинает возмущаться.
– Ох, ну давай же! Что это за медленный лифт? Я бы уже давно пешком спустилась за это время!
– Клер, – говорит Сайлар. – Я хочу с ним видеться.
Она примолкает, а потом безразлично машет на него.
– Завязывай.
Его брови сходятся на переносице.
– Что?
Клер моргает, потом встречается с ним взглядом.
– Я не собираюсь... оставлять его себе, – она морщится. – Мы просто доставим его к Анжеле и Питеру, как и собирались, а потом я вернусь назад. А что будешь делать ты, мне плевать.
Сайлар прищуривается.
Они проползают еще несколько этажей.
– А нос у него твой.
Клер невольно смотрит вниз, а потом буквально заставляет себя отвести глаза.
– Нет, бабушкин.
Еще несколько этажей.
– Сайлар, ты что-то делаешь с лифтом?
– Да.
– Прекрати.
Он пожимает плечами.
– Просто решил подарить тебе несколько драгоценных минут наедине с сыном.
Она молчит и не смотрит ни на кого.
Сайлар становится на колени, стараясь выглядеть как можно дружелюбней, и спрашивает:
– Ной, ты умеешь говорить?
Тот плотнее прижимается к ноге матери. Сайлар раздраженно смотрит вверх. Клер глубоко вздыхает.
– Ной, ты умеешь говорить? – спрашивает она.
– Да, – раздается неясный ответ.
– Так, ну, это никуда не годится, – ворчит Сайлар. Кладет руку на плечо мальчика и тянет его к себе. – Это я из нас — хороший родитель, малыш.
Тот отворачивается прочь, и на лице у Клер появляется довольное выражение.
– Все хорошо, Ной, - говорит она успокаивающе. – Скоро ты будешь с теми, кто очень-очень тебя любит, – подумав, она бросает. – И со своим папой.
Сайлар поднимается. Потягивается.
– И с мамой.
Она резко оборачивается.
– Сколько раз тебе повторять...
– Ты гладишь его по голове с тех пор, как мы вошли в лифт, Клер.
Вздрогнув, она смотрит вниз, на свои пальцы, запутавшиеся в волосах сына. Сайлар улыбается. Двери лифта открываются с резким звуком. Ной вздрагивает и прижимается крепче, и Клер, поколебавшись, поднимает его, словно взвешивая на руках.
– У твоего папы в голове беспорядок, – говорит она малышу по секрету, закрывая его личико, чтобы он не видел следов бойни на этаже. – Ты ведь не будешь таким, как он, правда?
Ной с готовностью мотает головой, крепко обхватывая Клер руками за шею.
Они еще не успелив выйти, как Сайлар просит:
– Дай мне подержать.
Уголки рта Клер ползут вверх.
– Подержишь, когда я уеду.
Сайлар идет за ней, сканируя взглядом стоянку посреди улицы.
– Ладно, Клер, – говорит он, идя за ней. – Только не говори, что я не предлагал тебе совместную опеку. Потом. Когда передумаешь.
Клер секунду молчит.
– Ты правда хочешь, чтобы я его растила? – неуверенно спрашивает она наконец. Потом поворачивается к нему. – Держи.
Она тихо передает ему Ноя, бросив взгляд на маленькие пальчики, которые, кажется, окостенели от ужаса. Губы Клер сжимаются в тонкую линию, когда она удаляется к своему автомобилю.
– Клер! – в ярости кричит Сайлар ей вслед.
Она садится в машину и высовывает голову из окна.
– Жди тут. Стань невидимым, например.
Сайлар смотрит на нее непонимающе.
– Я сейчас, – обещает Клер. И добавляет едва слышно. – Нужно купить чертово детское кресло.
Тихонько вздохнув, Ной обвисает на руках Сайлара и наконец смотрит на него.
– Отличная работа, малыш, – ухмыляется он и перехватывает сына поудобней.
Наверное, это просто его воображение, но Сайлару кажется, будто Ной улыбается в ответ.

САЙЛАР

– Завтрак!
Ной шлепает к столу. Он еще так мал, что не видит, что на нем.
– Вафли?
– Вафли, – отвечает Сайлар.
Ной морщится и упирается локтями в ближайший стул.
– Но папочка, вафли были вчера.
– И вчера тебе понарвилось, так? – спрашивает Сайлар с улыбкой.
Ной вздыхает и повисает на отцовском фартуке, глядя на него с ужасно печальным выражанием лица. Его пижамные штаны волочатся по полу.
Сайлар отвечает вздохом и опирается на холодильник.
– И чего же ты хочешь?
Мордашка Ноя светлеет.
– Мороженое.
– Мороженое нельзя есть на завтрак.
Ной надувает губы, потом подбирается к часам на отцовском запястье и неловко дергает за ремешок.
– И переводить время на обед тоже нельзя.
Нижняя губа Ноя дрожит.
– И плакать нельзя.
Ной секунду раздумывает, взвешивая шансы, и в итоге решает просто молча уставиться на рукава своей пижамы.
И Сайлар сдается.
– Ну ладно, приятель, – говорит он, вынимая две ложки. – Но только один раз.
Ной поджимает губы.
– ОК.
Сайлар передает ему ложку и открывает холодильник.
– Обманываешь меня, Ной?
Тот склоняет голову.
– Да.
С упаковкой мороженого в одной руке Сайлар поворачивается и поднимает бровь.
– А что мы говорим про ложь?
Ной нетерпеливо переводит взгляд со своей ложки на мороженое, до которого не достает совсем чуть-чуть.
– Что лгать можно только если чего-то очень хочешь.
Сайлар пытается удержать улыбку. Тщетно.
– Нет.
Ной продолжает смотреть на мороженое.
– Я так больше не буду.
– Снова обманываешь?
– Да, папочка.
Сайлар подхватывает его и подбрасывает.
– Ладно, давай притворимся, что этот спор я выиграл, хорошо?
Еще не приземлившись, Ной едва ли не вдыхает первую ложку мороженого и дарит отцу сияющую улыбку.
– Ладно.
Они садятся за стол, Ной на коленях у Сайлара, и дружно ковыряют мороженое.
– Но только следующий давай я должен выиграть честно, дружок.
Ной облизывает ложку и невинно моргает.
– Ладно.
Сайлар довольно кивает. И тут...
– Эй, пап, а можно мне завести щеночка?

P.S. если нкто не разобьет меня хотя бы пустым сообщением, остальные переводы я выложить не смогу - тут ограничение по размеру сообщения.




Сообщение отредактировал babymomma - Воскресенье, 29.08.2010, 10:48
 
AnwenДата: Воскресенье, 29.08.2010, 19:12 | Сообщение # 7
▪ Dark Secret Place ▪
Группа: Свои
Награды: 50
Сообщений: 1056
Замечания: 0%
Статус: Offline
Quote (babymomma)
если нкто не разобьет меня хотя бы пустым сообщением

на благо людям послужу я biggrin
будет время прочту(просто пока занята собственным сайтом wink )
Quote (babymomma)
Ухмыльнувшись, Сайлар провожает ее в постель.

о, как они милы happy happy happy happy happy


Героиновый рай и они там вдвоем, и мы наверное, туда попадем.
 
babymommaДата: Воскресенье, 29.08.2010, 21:49 | Сообщение # 8
▪ Сказочница ▪
Группа: Свои
Награды: 63
Сообщений: 1732
Замечания: 0%
Статус: Offline
Anwen, спасибо тебе, добрая девочка! сделай так еще раз, пожалуйста - поднакопилось у меня.

Название: Помни
Персонажи: Сайлар, Клер, Сандра
Автор: boonies
Оригинал здесь
Тип: джен
Слова: 1756
Саммари: некоторые вещи известны только матерям
Рейтинг: PG
Спойлеры: до 3х13

Память у Сандры дырявая, но Клер напоминает ей все, что нужно.
Например: «Я его ненавижу» и «Я его убью», и тогда Сандра неясно припоминает их первую встречу. Сквозь туман, который она ассоциирует с Одессой, штат Техас, ей вспоминается вежливый молодой человек, который расспрашивал (весьма настойчиво!) насчет ее дочери. Он еще сказал: «Я особенный. Как и Клер» и улыбнулся, точно знал какой-то секрет.
Может, Сандра помнит немного, но тот его взгляд не забыла. Чистая увереннсть, безжалостная, почти детская невинность — это упрямое, четкое «хочу», что, наверное, потопило тысячу греческих кораблей; самоуверенная, уродливая и нездоровая одержимость, что неспособна ни на что, кроме как выйти из-под контроля.
У Клер точно такой же взгляд.
Ее глаза сияют желанием мести, и когда она возвращается на рассвете с пачкой украденных пленок, Сандра колеблется, не решаясь посмотреть ей через плечо. Она вспоминает, как вернулась домой несколько недель назад и нашла дочь над осколками стекла. Как спросила, сглотнув комок в горле: «Клер, он тебя...», потому что это казалось единственно логичным вопросом.
– Хочешь посмотреть со мной? – спрашивает Клер, и Сандра говорит «нет».
Дочка в последнее время такая... внимательная. Делится с ней тайнами, подпускает так близко. Потому что «я могу тебя защитить, мама, а времени у нас так мало».
Сандра притворяется, что дочь говорит именно с ней, а не с далекой, призрачной тенью.
– А что мы смотрим? – спрашивает она весело, стискивая большую кофейную чашку. Длинные рукава скрывают ее мозолистые руки.
Клер садится за кухонный стол.
– Я позаимствовала пленки из комнаты наблюдения в доме Стефана Кэнфилда, – ухмыляется она, придвигая к себе ноут Ноя. – Ну, помнишь? Человка-воронки.
– Клер, что мы говорим о заимствовании... – начинает Сандра.
У Клер напрягается спина. Безо вского выражения она засовывает один из дисков в дисковод.
– Я ищу слабое место, мам, – объясняет она тихо, глядя на экран. – Может, мы увидим что-нибудь. Ну, куда он ходит, какие у него планы. Хоть что-нибудь.
– Милая, – мягко говорит Сандра, взволнованно сжимая чашку крепче. – Ты ведь даже не знаешь, жив ли он...
– Он жив, – спокойно отвечает Клер, щелкая по клавиатуре.
Начинается видео.
Сандре тяжело на это смотреть. Все снято с каких-то невозможных углов, силуэту в расфокусе и откуда-то идет неприятный шум. На экране ее дочь отменивается с отцом ударами — вербальными и физическими, и это невыносимо, да, зато момент, когда Клер попадает пуля в плечо, виден совершенно ясно, и Сандра вздрагивает и отворачивается.
Клер не замечает — она слишком сосредоточена на темных тенях, наполняющих экран.
Постепенно выражение ее лица меняется. На какой-то момент маленькая девочка Сандры вдруг возвращается – сидит с ней рядом с красными щеками и открытым ртом. Как в тот раз в седьмом – или в восьмом? – классе, когда ни куклы, ни сладости, ни щеночни не могли отвлечь ее того, чтобы часами любоваться на школьную фотографию того мальчика – как его? Джона? Броуди?
– Постой, что они де... – бормочет Клер. Ее голос хриплый от удивления. – Что они собираются... их же сейчас ЗАСТРЕЛЯТ... о Бо... серьезно, ну кто думает о сексе в такой момент? – говорит она. – То есть... зачем Элль — ой. Ой! Мерзость.
Сандра хмурится, наклоняясь над Клер.
– Что?
Та качает головой с отвращением и вздыхает.
– Ну, можно было предположить, что он в ее вкусе.
Но прежде чем Сандра успевает посмотреть на экран, Клер захлопывает ноут.
– Ладно, посмотрим в другом месте, – объявляет она, щурясь и прижимая ладони к скатерти.
– Ммм, – соглашается Сандра, потом моргает, не понимая, почему у нее в руках пустая чашка. – Посмотрим на что, Клер?
Вскоре от нее ускользает еще несколько необязательных воспоминаний. Ненужная информация вроде того, где она оставила ключи, или где бакалейный магазин, или как считать столбиком. Однако Сандра всегда может сделать еще копию ключей, или купить GPS, или использовать калькулятор, так что ничего страшного.
– Я была вот настолько близко, – признается Клер на своей двадцать первый день рождения. Огонь в ее глазах сияет еще ярче обычного. Кулаки сжимаются. – Почти поймала.
Сандра отрезает кусок пирога, облизывает палец и передает тарелку через стол.
– Прости, дорогая. Кого?
– Сайлара, мам, – она вымучивает улыбку и стискивает ложку. – Неважно, – ее глаза вспыхивают. – Ой, малиновый трюфель! Ты сама приготовила?
Садра задумывается.
– Думаю, да, – потом, словно ее вдруг осенило, добавляет: – Ты почти поймала его? Сайлара? С тобой все хорошо?
Глаза Клер темнеют, и она говорит, даже не успев вынуть ложку изо рта:
– Он спрыгнул со здания, – смотрит вдаль. – Я тоже. Но я не могу летать. А он может, – Клер выглядит раздраженной и смотрит в тарелку с убийственной мрачностью. – Как выяснилось.
Губы Сандры слегка вздрагивают.
– Милая...
– Не говори так.
Сандра встает, пряча улыбку.
– Молока?
Клер смотрит на нее с сияющей улыбкой.
– Да, пожалуйста.
Сандра не понимает. Одержимость ведь не заразна, а Клер – не из тех, кому нужно получить то, что захотелось, несмотря ни на что. Она никогда не устраивала истерик ребенком, никогда не клянчила каких-то особенных игрушек, блесков для губ или джинсов. Клер не зацикливается.
– Знаешь, я ведь могу это сделать, – искренне говорит она в спину Сандре. – Я могу его поймать. Больше никто не может.
– Конечно, дорогая, – рука Сандры замирает в воздухе перед открытой дверью холодильника. – Прости... что я хотела взять?
Клер встает, и Сандоа взграгивает от скрипа ее стула.
– Молока, мам, – терпеливо говорит она и мягко кладет руку ей на плечо. – Все хорошо, я сама.
Сандра не уверена, когда все меняется, но взгляд Клер вдруг становится пристальней, монологи наполняются особым, всепожирающим жаром, а голос вдруг словно начинает поглощать его имя, и она едва скрывает волнение, рассказывая о своих неудачных попытках поймать Сайлара.
Не то чтобы Сандра легко относилась к проблемам дочери, но это Клер, а Сандра помнит, как она простила Лайла после того, как он обезглавил ее любимую куклу. Помнит, как она «наказывала» Мистера Маггла, давая ему одно печеньице вместо двух. Но никогда не думала, что ее дочь может быть такой собственницей.
Сандра в ужасе пытается вспомнить, сколько Клер лет. Конечно, она по-прежнему ребенок. У нее уже был выпускной? Она приводила домой мальчиков? Получила аттестат об образовании? Ее охватывает паника, но потом она вдруг вспоминает вежливого молодого человека, что спрашивал (весьма настойчиво!) насчет Клер. Говорил, что он особенный, как и она.
Точно.
Клер еще ребенок, но эта долгая охота – просто игра, в которой она ловит инфантильного мальчика. Или, может, они играют в прятки? Клер всегда любила эту игру. Да, Это Сандра помнит.
– Если честно, ты как собачка, которая гоняется за косточкой, – говорит она шутливо, взмахивая рукой в сторону пушистого комочка меха на полу. – Прямо как... как же его...
– Мистер Магглс, мам.
Мистер Магглс тыкается в Сандру мокрым носом и со вздохом растягивается у ног.
– Точно, Мистер Магглс.
Однажды Клер возвращается домой с темными волосами и мрачным взглядом. Говорит, что убила его, что все кончено, и что теперь не знает, что делать, когда его нет. Приваливается к стене и выглядит трагически потерянной.
Сандра моргает, поднимает взгляд от раковины, полной пены, и вежливо информирует ее:
– Не хочу показаться грубой, но моя дочь скоро придет, так что вам лучше уйти, девушка.
В ту же ночь Клер снова перекрашивает волосы в светлый цвет.
Накануне сорок пятого дня рождения Сандры – или, может, сорок седьмого? – какая-то девушка влезает в окно ее спальни. За спиной у нее маячит черная тень.
– Мам, закрой глаза, – шепчет она едва слышно.
Сандра натягивает одеяло до самого подбородка.
– Что вы... кто вы такие?
– Я... – девушка улыбается, но глаза остаются печальными. – Я помогу вам. Обещаю.
Сандра пытается встать, но большая холодная рука снова прижимает ее голову к постели.
– Осторожней, – рычит девушка, бросая сердитый взгляд на мужчину, возвышающегося над постелью.
– Насчет этого мы не договаривались, – ухмыляется он.
Сандра переводит взгляд с одного на другого. В ее глазах на секунду мелькает узнавание.
– Кажется, я вас знаю, – хмурится она. – Вы с телевидения?
– Да, мозг у нее точно поджарился, – комментирует он безразлично.
– Заткнись, Сайлар, – с яростью отвечает девушка и берет ее за руку. – Просто исправь ее, – она отводит взгляд и тихо добавляет: – Пожалуйста.
Секунда – и Сайлар пожимает плечами, накрывая ладонью лоб Сандры.
– Не забудь про свою часть сделки, Клер.
Сандра открывает рот в безмолвном протесте, но веки у нее тяжелеют, а в висках странно давит, и ей вдруг хочется спать.
– Погоди, – бормочет она, глядя, как неясные фигуры двигаются по комнате. Та, что поменьше, оборачивается через плечо.
– До свиданья, мам.
На следующее утро Сандра просыпается в день своего пятьдесят шестого дня рождения и все вспоминает.
Вспоминает, как Ной всучил ей мягкий шевелящийся сверток. Вспоминает, как полюбила Клер — быстро, сильно и беспомощно. Как, лежа на кровати и глядя на свою малышку, бесчисленное множество раз повторяла ее имя.
Вспоминает первый памперс, который неправильно застегнула, подгоревшее молоко, прорезывание зубов. То, как вытягивала из десен шатающиеся молочные зубки, помогая себе нитками, привязанными к дверной ручке. Как вычесывала колтуны из волос Клер и извинялась за каждый рывок расчески. Как вытряхивала остатки мелков из своего любимого платья. Как смывала кровь со школьной формы дочери.
Но среди воспоминаний Сандры есть те, что ей не принадлежат. Ментальный параграф, истрепавшийся от многих лет использования. Первый взгляд на обещание неуязвимости и вечности. Первая встреча, вторая, третья, пятидесятая. Любовь, охватившая быстро, сильно и безжалостно. Образ, чистый и любимый, в которой его плоть регенирирует вокруг костей, создавая мышцы и покрывая их кожей, и эта улыбка, предназначенная только ей одной.
Сандра знает – совершенно точно – что никогда больше не увидит свою дочь. Он будет прятать ее в темных, далеких уголках мира, держать возле себя, считая это жертвой любящей дочери и тайно смакуя правду.
Сандра садится на постели, чувствуя, как накатывает тошнота.
Они не подходят друг другу, они несравнимы, они слишком разные. Клер слишком хорошая, милая, молодая. Она – сандрина маленькая дочурка, а маленькие дочурки не спасают своих матерей, обещая провести свою жизнь с монстрами.
С другой стороны, монстры не оставляют прощальных подарков.
Сандра не понимает, зачем он оставил ей это знание, но она знает, — также, как знает свое имя, – что он никогда и ни перед кем, кроме Клер, не извинялся искренне. Что он умер от руки Ноя в ту самую секунду, когда сердце Клер перестало биться во время чертова затмения. Что он вернулся к жизни с тем же жадным вздохом и мыслью «Я не один», и продолжал тянуться к Клер даже тогда, когда не собирался и не хотел этого.
Что он обрел цель своего безмолвного посвящения взаимной одержимости.
И может Клер пока не нашла его слабость, но вот Сандра — нашла.
Дело в том, что его прощальная записка переполнена тем, что Сандра делит с Сайларом.
Клер.


 
AnwenДата: Понедельник, 30.08.2010, 00:33 | Сообщение # 9
▪ Dark Secret Place ▪
Группа: Свои
Награды: 50
Сообщений: 1056
Замечания: 0%
Статус: Offline
Quote (babymomma)
поднакопилось у меня

biggrin о, я это вижу)) времени зря не теряешь!! smile
Quote (babymomma)
Память у Сандры дырявая, но Клер напоминает ей все, что нужно.

blow классная фраза!! biggrin
Quote (babymomma)
Например: «Я его ненавижу» и «Я его убью»

Клэр знает о чем нужно напоминать, все только доброе и радостное для бедной матери biggrin не дочь а мечта)))

что-то я тут расписалась, пойду искать инфу от этрусках wacko


Героиновый рай и они там вдвоем, и мы наверное, туда попадем.
 
GwackДата: Понедельник, 30.08.2010, 19:44 | Сообщение # 10
Чувствует способность
Группа: Свои
Награды: 4
Сообщений: 135
Замечания: 0%
Статус: Offline
babymomma, я тут тоже могу потоптаться. Обращайся!

I'm burning up the sun just to say goodbye (с)Tenth Doctor

 
babymommaДата: Четверг, 16.09.2010, 08:42 | Сообщение # 11
▪ Сказочница ▪
Группа: Свои
Награды: 63
Сообщений: 1732
Замечания: 0%
Статус: Offline
"Героям" конец, но это не повод перестать выкладывать то, что уже есть:)

Anwen, Gwack, спасибо вам, барышни!:)

Anwen, удачи с этрусками!

Слова: 1293
Название: Список желаний
Автор: boonies
Оригинал здесь
Персонажи: Сайлар, Клер
Рейтинг: PG
Спойлеры: к серии Pass/Fail
A/N: хорошо идет под песню The White Stripes - We're Going To Be Friends

СПИСОК ЖЕЛАНИЙ

Вот как это может случиться:

Вселенная № 23. Он идет к Мэтту, свергает Самуэля, отказывается от способностей, умирает от руки Питера. Клер живет дальше счастливо.

Вселенная №31. Он идет к Самуэлю, крадет его способность, уничтожает пол страны. Никогда больше не видится с Клер.

Вселенная №74. Он идет к Клер, заставляет ее пойти с ним, проводит вечность в бегах. Клер его никогда не прощает.

Вселенная №99. Он идет к Хиро, вскрывает ему череп и все исправляет.

Среди всех этих параллельных вселенных есть самая близкая.
Он говорит:
– Я не могу убивать, я не могу понять всего и я не хочу быть один.
Они обмениваются взглядами, и она встает.
– Я устал, Клер...
Ее рука замирает на дверной ручке.
–... и я не знаю, что делать.
Она открывает дверь.
– Соберись, Сайлар, – бросает Клер через плечо. – Никто не знает.

2012 год, она приходит к нему.
– Привет, – говорит Клер как ни в чем ни бывало, – через неделю – конец света.
Официантна смотрит на них устало.
Клер плюхается напротив него и кладет руки на стол.
– Через неделю – конец света, Сайлар.
Секунду он смотрит, потом снова возвращается к своей книге.
– Через пять дней, семнадцать часов и примерно десять минут, – он бросает взгляд поверх очков. – Если ты в это веришь.
Она постукивает пальцами по столу, глядя на его кофейную кружку.
– Ну... если мир взорвется или... что нам предсказали индейцы майя, что случится с нами? – ее кожаная куртка скрипит, когда Клер кладет руку на подлокотник. – Мы будет летать в космосе, взрываясь каждые несколько секунд из-за атмосферного давления, а потом снова регенерируя, чтобы получить очередной инфаркт или аневризму и...
– Ты на физику записалась?
Она чертит круг на столе.
– Похоже на то. Гретч меня затащила.
Сайлар молчит. Потом закрывает книгу и улыбается.
– Конца света не будет, – говорит он едва слышно. – Увы.
Она прищуривается.
– Если ты соврал, никогда не прощу.
Он спокойно снова открывает книгу.
– Ты простила мне смерть своих родителей. Извини, что принимаю твою угрозу всерьез.
Клер медлит. Потом пожимает плечами.
– Если мир все-таки взорвется, мы сможем улететь на другую планету?
– Нет.
– Уверен?
– Ага.

Он приходит к ней в общежитие в 2014-м.
– Подумываю о детях.
Клер трет глаза и зевает, приклеивая стикер к монитору.
– Да? А ты можешь? Что, оборотни способны выносить своих собственных...
Он поводит пальцами, и ее учебники разлетаются по всей комнате.
– Нет, Клер, для воспроизведения мне нужна здоровая женщина.
– Буэ, – отвечает она, собирая книги. – Ладно, у меня выпускные экзамены. Удачи тебе... – она нетерпеливо машет в сторону окна. –...со всем этим.
– Клер.
Вздохнув, она кладет книги на стол.
– Это шутка такая?
Ухмыляясь, он опирается на дверной косяк.
– Что, слишком рано?
– Сайлар, – отвечает она, чувствуя, как подергиваются уголки рта. – Всегда будет слишком рано.

Беннет отбрасывает коньки в конце 2016-го.
– Это что, твоя мачеха? – говорит он с нахальной ухмылкой. – Хм.
Клер отступает от пустого могильного камня и вымокших от дождя провожающих и тащит его за толстое дерево.
– Заткнись, – она морщится, подозрительно его оглядывая. – Тебе чего?
– Просто проверяю...
–...как я тут? – медленно заканчивает она.
– Что он и правда умер.

– Мой отец умер, – говорит ей Сайлар в 2018-м.
Вздрогнув, Клер щурится в темноту, но идти не перестает.
– Ты его убил?
Он догоняет Клер и идет с ней шаг в шаг.
– Нет.
Она бросает на Сайлара быстрый взгляд.
– Грустишь?
– Нет.
Клер останавливается, рассеянно поправляет ему воротник и поджимает губы.
– Вот тебе сиротская карточка, – говорит она, засовывая воображаемый документ ему в карман.

2020-й год, и Сайлар не находит себе места.
Пропускает обеды, книги, одежду, – все, что имеет значение. Или не имеет.
– Понятия не имею, что я делаю.
Он смотрит на Клер и вздыхает.
– Ну и?
Она шлепается на кушетку напротив него совершенно неграциозно.
– Нет такого курса, который я не прошла, или работы, которую я не попробовала, – Клер смотрит в пустоту, постукивая пальцами по коленками. – Идеи кончились.
Сайлар поднимает бровь, глядя со значением.
– Ну нет, не настолько мне скучно, – фыркает она.

Клер звонит ему все в том же 2020-м.
– Будь здесь через пятнадцать минут, – приказывает она и вешает трубку.
Сайлар раздраженно телепортируется.
– Клер, я тебе не личный...
– Я сказала «через пятнадцать», – рычит она, шаря рукой в поисках полотенца.
Щеки у нее горят, и Сайлар ухмыляется.
– Чего изволите?
– Тебя, – заявляет она, и в груди у него сжимается. – Отвернись.
Он повинуется. Несколько раз подкидывает в воздух бутылку с шампунем.
– Ну а кроме как соблазнить меня?
Она поворачивает его к себе, одной рукой все еще сжимая полотенце.
– Поцелуй меня.
Сайлар застывает.
– Что?!
В глазах у нее какой-то странный блеск.
Я не знаю, чего хочу, но ты мне можешь показать, Сайлар. Так ведь?
А, ну да, у него же все еще есть способность Лидии, но...
Ну что ж. Какого черта?!
Он прижимается губами к ее губам, и это совсем не так, как в тот раз, когда она только и думала о том, чтобы ткнуть его карандашом в глаз. Во всяком случае, Сайлар на это надеется.
– Ну что? – спрашивает она, едва дыша. – Давай посмотрим.
Сайлар бросает взгляд на свою руку и быстро прикрывает татуировку ладонью.
– Ой, не работает, – заявляет он и испаряется.
Она выслеживает его раз в неделю. Сайлар не понимает, как она это делает. Он уже проверил всю одежду на предмет скрытого GPS-устройства, и в итоге сдался, по большей части из-за того, что она каждый раз пытается его поцеловать.
– Там что-то странное? – осторожно спрашивает Клер, приближая губы к его рту. – Ты поэтому не показываешь?
Ну конечно, поэтому.
– Да, там все очень странно, – соглашается Сайлар. А потом захватывает лицо Клер в ладони и отворачивает в сторону.

В 2022-м она начинает грязную игру. Ее бойфренд – какой-то урод-мутант с бесполезной способностью, однако Клер заявляет:
– Ну, ты же советовал мне разрушить стены, Рэйган, – она кусает свой маффин. – Ты в курсе, что люди больше понимают эту шутку? Печально.
Сайлар отвечает внимательным взглядом.
– Я не говорил, что тебе нужно выходить замуж за человека-амфибию, – тянет он. – Другая шутка, которую, полагаю, никто не понимает? Еще печальней.
– Алекс милый, – пожимает плечами Клер.
– Гретхен мне больше нравилась, – отвечает Сайлар.
Ее губы кривятся в ухмылке.
– Не сомневаюсь, – она смотрит ему в глаза. – Ну что, покажешь?
– Нет.

Когда она собирается выходить замуж за человека-амфибию, Сайлар наконец решает: возможно.
Возможно, да.
– Серьезно? – удивляется Клер. Она явно настроена скептически. – Неужели покажешь наконец?
Он приглашающе поднимает бровь. Разумеется, ему нет необходимости с ней целоваться. Однако Клер это знать совершенно необязательно.
– Ну ладно, – она вздыхает и делает к нему шаг. – Если снова струсишь, я тебя чем-нибудь проткну.
На всякий случай он осматривает ее руки на предмет ручек, карандашей и другого схоластического оборудования.
– Покажу, покажу. Только потом не жалуйся.
За этим следует поцелуй, потом она вытирает рубы и быстро закатывает ему рукав.
– Ой!
Сайлар тоже смотрит на татуировку. На ней он не слишком похож на себя, однако нет сомнений в том, что это именно его лицо.
– Хм, извини.
Она хмурится, глядя на него.
– За что?
– Я знаю, это не то, чего ты ожидала...
Клер смотрит еще мрачней.
– Да что ты? Я это поняла еще пять лет назад, – она хлопает его по руке. – Просто не думала, что татуировка будет такой уродской. У тебя на ней брови как гусеницы.
Его сердце ускоряет ход.
Пять лет назад?!
Она отступает на шаг, улыбаясь.
– Ну, не то чтобы я куда-то торопилась...
Он ловит ее за руку.
– Угу. Я тоже.
Эй!
Это начало.




Сообщение отредактировал babymomma - Четверг, 16.09.2010, 08:43
 
AnwenДата: Четверг, 16.09.2010, 23:19 | Сообщение # 12
▪ Dark Secret Place ▪
Группа: Свои
Награды: 50
Сообщений: 1056
Замечания: 0%
Статус: Offline
Quote (babymomma)
Героям" конец

и это означает начало для тех кто умеет писать и жаждет продолжения банкета)
Quote (babymomma)
удачи с этрусками!

спасибо) уже все прочла)) одно радует фик будет правдоподобный biggrin
Quote (babymomma)
Мой отец умер, – говорит ей Сайлар в 2018-

ничего себе! живучий черт оказался!! biggrin
Quote (babymomma)
не повод перестать выкладывать то, что уже есть:)

было бы проще если бы на сайте фики выкладывались как статья - одна ссылка и никаких проблем с форум)))


Героиновый рай и они там вдвоем, и мы наверное, туда попадем.

Сообщение отредактировал Anwen - Четверг, 16.09.2010, 23:22
 
babymommaДата: Воскресенье, 19.09.2010, 17:28 | Сообщение # 13
▪ Сказочница ▪
Группа: Свои
Награды: 63
Сообщений: 1732
Замечания: 0%
Статус: Offline
Anwen, точность - это всегда хорошо:)

Название: Обратная сторона
Автор:boonies
Оригинал здесь
Пэйринг: Гэбриел/Питер/Клер
Предупреждения: kid!fic, флафф
Саммари: они никогда не вспоминают это Рождество-1995. Возможно, потому, что его просто никогда не было.
Спойлеры: до 3х12
Слова: около 2000

Среди множества альтернативных вселенных, расположенных сравнительно параллельно по отношению друг к другу, есть и та, что отщепилась в какой-то момент детства Артура Петрелли. Возможно, отец как-то взял его с собой на охоту, чтобы привить ему чувство ответственности, или мама прожила достаточно долго, чтобы успеть пропитать сердце Артура любовью.
Какой бы ни была причина, когда Анжела... совершила одну малюсенькую ошибочку с Линдерманом, Артур, как и полагается хорошему человеку, ее простил. Он никогда не отсылал их сына из дому, никогда не обижал чужого ребенка, никогда не держал Гэбриела в тайне.
В этой вселенной малюсенькая ошибочка Нейтана стала любимой внученькой, что обожала свернуться под боком у Артура и нажаловаться на своих хулиганов-дядюшек.
– Что они натворили, Клер? – строго спросил Артур, опуская очки на кончик носа.
Надув губы, она ткнулась ему в бок. Ее маленький носик пощекотал его ребра.
– Сломали елку.
С тяжелым вздохом Артур отложил любимую книгу, сел прямо, а потом безо всяких церемоний усадил Клер к себе на шею и отправился в сторону полутемного коридора.
– Ну конечно, они сломали елку. Опять, – отметил он, с удивлением поднимая брови и чувствуя, как пухлые пальчики внучки цепляются за его волосы, а ее ленточки и кудряшки щекочут ему шею. Она положила подбородок к нему на макушку.
– Не говори им, что это я рассказала, ладно?
– Рассказала что? – поинтересовался Гэбриел, неожиданно появляясь из-за угла. Вид у него был особенно невинный.
Лапки Клер потянули вцепились в шевелюру Артура крепче.
– Ничего. Я – ничего. Не докажешь!
Гэбриел помолчал, хмурясь, а потом обернулся к Артуру.
– Это все Питер, – заявил он как ни в чем ни бывало.
Ерзая, Клер покачала головой, дергая деда за уши, но промолчала. Вместо ответа Артур прошествовал мимо Гэбриела в фойе, спустил Клер с плеч и позвал:
– Питер!
Тот высунул голову из-за обгорелого соснового ствола и выжал мокрое полотенце.
– Все не так, как это выглядит, пап!
Артур терпеливо склонил голову.
– А между тем, все выглядит так, словно ты спалил елку.
Питер нашел особенно интересное пятнышко на своих покрытых пеплом носках и уставился на него.
– Хм, ну ладно, так так, как оно выглядит.
Гэбриел сделал к нему несколько шагов и встал рядом с Артуром. На его лице не было ни следа вины и сожаления.
– Я так разочарован, Питер!
Тот уже открыл рот, чтобы поспорить, но тут же захлопнул.
– Отлично. И какое меня ждет наказание?
Клер обхватила деда за колено и посмотрела на него сияющими глазами.
– Кажется, у Клер есть идея, – сказал Артур.
Стоило ему удалиться в библиотеку, чтобы сделать – опять, так неудобно! – несколько звонков, Питер и Гэбриел обменялись взглядами. Клер втиснулась между ними, сияя улыбкой.
– Я тебя <i>прикрыл</i>, – игнорируя протянутые ручки Клер, обвиняюще сказал Питер, как только тяжелые двери закрылись за Артуром.
Гэбриел пожал плечами и смахнул пепел с своего серого кардигана. Потом изучил остатки елки, все еще сверкающей опасно потрескивающими огоньками.
– А я что, виноват, что не могу это контролировать?
Питер помолчал, а потом прищурился.
Виноват.
– Не можешь контролировать что? – спросила Клер, отчаянно добиваясь внимания.
Но Питер только махнул на нее, будто отгоняя, и сосредоточился на брате.
– А я тебе говорил, чтобы сказал маме.
Гэбриел нахмурился.
– И что сказать? Что... – он бросил осторожный взгляд на Клер и поднял бровь. – Что М-е-р-е-д-и-т приехала на прошлой неделе в гости, и теперь мы с тобой оба – п-и-р-о-м-а-нь-я-к-и?
Питер испустил расстроенный вздох.
– Не знаю я, понятно? – он сделал широкий жест рукой, едва не задев в процессе голову Клер. – В смысле... ты пойми, это не то, что мы можем скрыть! – он снова посмотрел на Клер. – К тому же ты не думаешь, что мама и Нейт должны узнать, что М-е-р-е-д-и-т вернулась к нам у-р-о-д-о-м-м-у-т-а-н-т-о-м?
Клер раздраженно подергала их за штанины, наклонила голову и по-особенному посмотрела на дядюшек.
– А что такое мутант?
Братья застыли.
– Кто научил ее различать буквы? – требовательно спросил Гэбриел, сердито сводя брови.
– Клер, – начал Питер, глядя на нее с мягкой улыбкой и поглаживая по голове. – Ты можешь немножко поиграть одна?
Та испустила тяжелый страдальческий вздох и пошлепала в неизвестном направлении, задевая подолом обгорелые ветки и потерскивающие гирлянды.
– Слушай, – с нажимом сказал Питер брату, понижая голос до резкого шепота. – А что, если Мередит и не знает, что у нее есть эта... способность? Или, может, она специально ею с нами поделилась? В смысле, вдруг мы не сможем теперь от нее избавиться?
Гэбриел посмотрел на свои руки. Уголки его губ приподнялись в улыбке.
– Ну, мне она нравится.
Питер задумался, а потом неохотно сказал:
– Да, и мне.
Лицо Гэбриела смягчилось.
– Это же делает нас особенными, Питер.
Тот скорчил рожу.
– Ладно-ладно, но маме все равно надо сказать.
Гэбриел окинул фойе взглядом.
– Питер, ты же знаешь, что она расскажет папе...
Внезапно его лицо застыло. Повернувшись на каблуках, он рванул в дальний угол комнаты, где разбитые осколки гирнялд поблескивали красным.
Кровью.
– Клер!
Питер вздрогнул, обернулся, ища глазами племянницу.
– Где она... как...
Гэбриел безмолвно пересек комнату в несколько длинных шагов, следуя по кровавому следу.
– Клер! – крикнул Питер. В его голосе теперь звучала паника.
– Говорил же тебе: приберись, пока кто-нибудь не поранился! – мрачно сказал Гэбриел, отпихивая брата с дороги.
Питер взволнованно бежал за ним. Наклонившись, он посмотрел под стол, с каждой минутой волнуясь все больше.
– Но это же ты взорвал чертову елку!
Гэбриел промолчал – только плечи напряглись, когда он наступил в приличную лужу крови.
Поморщившись, Питер застыл у подножия спиралевидной лестницы.
Гэбриел опустился на колени, сжимая пальцами одну из опор лестницы, чтобы не упасть.
– Клер...
Сидящая на покрытых ковром ступеньках малышка, надувшись, посмотрела на него. Кровь ручьем текла из ее лодыжки и пропитывала белый ковер, точно алые чернила.
– Что-то вы долго меня искали. Я уже досчитала до пяти... семиде... Уже много!
Питер измученно упал на колени рядом с братом, оглядывая большой осколок стекла, торчащий у племянницы из ноги.
– Мы не играем в прятки, Клер, – мягко сказал он, пытаясь отвлечь ее, в то время как брат сжал пальцами стекло и потянул на себя.
Она наморщилась, возражая.
– Но мы же хотели, Питер!
Безо всякого выражения Гэбриел посмотрел ей в глаза и быстро выдернул осколок.
Питер в ужасе вскочил на ноги.
– Пойду поищу, чем остановить кровь.
– Не надо, – протянул тот, глядя на ножку Клер. Рваная рана на щиколотке быстро заживала прямо у него на глазах.
Малышка посмотрела в направлении его взгляда.
– Ой, больно!
С растущим любопытством Гэбриел провел пальцем по исчезающему шраму.
– Клер, – спросил он, – кто-нибудь еще об этом знает?
Удивительно, но она, кажется, поняла.
– Только Мистар Каддлс, – ответила она. – Но он никому не скажет.
У Гэбриела дрогнул уголок рта.
– Это будет наш особенный секрет, Клер.
Клер ответила изучающим взглядом, а потом легонько шлепнула Гэбриала по лбу.
– Тогда ты тоже покажи мне свой секрет.
Питер выпучил глаза.
– Что?!
Но брат только ухмыльнулся, взял ее руку и положил на свою ладонь.
– Смотри внимательно, Клер.
Питер с неудовольствием смотрел, как вокруг ладошки Клер заплясали языки пламени и инстинктивно потянулся сбить огонь.
– Нет, стой, ты что... – но тут огонь перекинулся на его пальцы, и он отпрыгнул, прижав руку к груди.
Клер и Гэбриел обернулись к нему с одинаковым выражением на лицах.
– Интересно, – заметил Гэбриел. Огонь исчез с его руки с негромким хлопком.
– О, – эхом отозвалась Клер. – Вы такие же, как я!
С трудом преводя дыхание, Питер, дрожа, сел на пол у ног племянницы.
– Что происходит? – спросил он, глядя, как обгорелая плоть на костяшках его пальцев регенерирует. – Это все... это потому, что сейчас Рождество? – предположил он, сияя глазами.
Гэбриел ответил долгим взглядом.
– Мы уже слишком взрослые, чтобы верить в Санта Клауса, – заявил он. Потом поднялся и протянул руку Клер. – К тому же я сомневаюсь, что пиромания и неуязвимость были в списке твоих новогодних пожеланий.
Питер закатил глаза, поднимаясь на дрожащие ноги.
– Ну, вообще-то я всегда хотел уметь летать...
Гэбриел ухмыльнулся, поднял Клер и посадил к себе на бедро.
– Надо бы прибраться, – он бросил взгляд на заляпанные кровью носочки малышки. – Что скажешь, принцесса? Позволим сделать это Питеру?
Питер нахмурился.
– Что, одному? Но...
– Большинство всегда побеждает, Питер, – заключил Гэбриел, бросив любопытный взгляд на входную дверь. – К тому же у нас гости.
Словно поняв намек, раздался дверной звонок.
– Посылка для мистера Петрелли! – сказал один из мужчин, топая, чтобы очистить ботинки от снега. – Одна елка... – заглянув внутрь, он выпучил глаза. – Ого, что это здесь произошло? Индейка взорвалась или что?
Гэбриел обменялся взглядом с Клер, а потом протянул руку в сторону фойе и бросил Питеру швабру.
– Или что.
Мужчины с трудом втащили елку в дом, усыпая пол иголками. Питер перестал притворяться, что убирает мусор и дождался, пока елку поставят на место. После этого отбросил швабру и подошел к брату и племяннице.
– Надо поговорить!
Клер повернулась на руках Гэбриела и передала Питеру уцелевшую гирлянду. Носки сползли с ее болтающихся в воздухе ножек.
– Она хочет, чтобы ты заткнулся, – пояснил Гэбриел.
Тот с неудовольствием взял гирлянду.
– Я не могу притворяться, что...
– Питер, – прервал его Гэбриел, протягивая руку, чтобы повесить на елку сломанный леденец в форме трости. – Хватит г-о-в-н-и-ть-с-я.
Клер подняла бровки. Ее рука застыла в воздухе.
– Она знает буквы, – напомнил Птер, подавляя ухмылку.
– Я помню.
Питер покачал головой.
– Ладно. Но я все равно скажу маме.
– Что ты мне скажешь? – спросила Анжела, входя в дверь. Ее тяжелая норковая шуба была присыпана снежинками.
– Какого черта тут пахнет, как на барбекю? – спросил вошедший за ней Нейтан, закрывая дверь рукой в перчатке. Он вступил в фойе, стряхивая с плеч снег – и застыл. – Пит.
– Почему сразу я? – вздохнул Питер.
Клер, разумеется, изобразила саму невинность, когда Гэбриел опустил ее на пол, чтобы она могла подбежать к отцу.
– Ты принес мне пони? – спросила она. На бегу ее кудряшки шлепали по щекам.
Нейтан поймал ее на полпути, широко улыбаясь.
– Клер, у Санты не было места для по... – его глаза расширились при виде ее окровавленной одежды. Взгляд Нейтана ожесточился, когда он просканировал холл на предмет потенциальных преступников. – Какого черта приключилось с моей дочерью?
Анжела спокойно положила руку к нему на грудь.
– Перестань, Нейтан, не стоит так расстраиваться из капельки клюквенного соуса, – и она пронзила понимающим взглядом Питера и Гэбриела.
Тот с готовностью улыбнулся, но лицо осталось мрачным.
–...и сломанных рождественских гирлянд.
Питер молчал, изучающе глядя на мать.
Поколебавшись, Нейтан сгреб Клер в охапку и потащил ее в сторону кухни.
– Я даже в Боснии не видел такой бойни, – пробормотал он едва слышно, явно уговаривая себя закрыть глаза на обрывки обоев и пятна крови на плитке и ковре.
– Клер, – лениво позвал Гэбриел.
Та высунула голову из-за плеча отца.
– Только Мистеру Каддлсу, – уверила она дядю, встретившись с ним глазами.
Гэбриел улыбнулся.
Питер в это время изливал обиду на новую елку, пытаясь придушить его особенно блестящей гирляндой.
Не переставая сиять таинственной улыбкой, Анжела сняла шубу, коснулась кончиками пальцев щеки Питера, а потом грациозно прошествовала в библиотеку.
– Добро пожаловать домой, – сказал Артур, покачиваясь в своем кресле-качалке. На коленях у него лежала толстая книга в кожаном переплете.
– У детей прорезались способности, – спокойно сказала Анжела, наклоняясь, чтобы поцеловать мужа в висок.
Выражение его лица не изменилось.
– Как мило, дорогая, – сказал он, переворачивая страницу.
На губах Анжелы заиграла легкая улыбка. Ощутив ее взгляд, Артур закрыл книгу и снял очки.
– Я знаю, о чем ты думаешь.
Анжела оперлась рукой о дверь и слегка повернула голову в его сторону.
– И о чем же, дорогой?
Он встретился с ней глазами.
– Что все могло быть по-другому.
Довольная Анжела вышла, на прощанье бровив мужу через плечо:
– Да. Совсем по-другому.


 
cookiesДата: Пятница, 24.12.2010, 19:26 | Сообщение # 14
Знает о неизвестном
Группа: Пользователи
Награды: нет
Сообщений: 60
Замечания: 0%
Статус: Offline
В канун католического Рождества (и Новый Год на носу), просто не могу не подтянуть эту темку поближе (аки одеяло). Чтобы если кто-нибудь, может быть, не читал, обязательно прочли. А особенно последний замечательный флаффный фик. ))))) happy

Сайлер спит с включенным светом не потому что боится темноты, а потому что темнота боится Сайлера.
 
babymommaДата: Воскресенье, 17.04.2011, 16:40 | Сообщение # 15
▪ Сказочница ▪
Группа: Свои
Награды: 63
Сообщений: 1732
Замечания: 0%
Статус: Offline
Написала три гигантских ориджа на 20+ глав каждый - и решила заглянуть к вам. Оказалось, что у меня осталось кое-что невыложенное. А у вас как дела?

Три драбблика, написанные автором по заявкам читателей.
Общая ссылка к драбблам здесь

Драббл №1 Без названия
Фандом: Герои
Автор: boonies
Слова: 582
Заявка (она же саммари): Сайлар и Клер правят миром.

Поначалу это имело смысл. На самом деле, предложение было до того логичным, что даже Сайлар с ним согласился.
Но в итоге разделить планету на двоих — он остается на западе, она двигается на восток – оказалось непрактичным. Потому что они были последними на Земле. Буквально.
– Забавно, – лениво протянул он, прислоняясь к гниющему причалу.
Клер прищурилась, сканируя взглядом порт, а потом и океан перед собой в надежде углядеть хоть какое-то движение.
– Забавно, – повторил он. Веселья в голосе поубавилось.
Она раздраженно стиснула зубы.
– Что забавного?
– Что тебе понадобилась моя помощь, – ответил он, стоя по колено в водорослях, – чтобы избавитсья от меня.
Закатив глаза, Клер зашла в воду поглубже, щурясь от солнца.
– Не нужна мне твоя помощь.
– Да что ты? – его штаны шлепнули по воде, когда он тоже шагнул в океан. Волна тут же окатила Клер по пояс. – И как ты собираешься пересечь океан?
Она замолчала. Теперь, когда вирус уничтожил все человечество, пилотировать самолеты стало некому. Также как и управлять океанскими лайнерами. И чтобы добраться сюда, ей приходилось менять машины каждые восемьдесят километров, потому что автозапарвки не работали, но...
– Я поплыву.
– Тут примерно... – начал Сайлар, склоняя голову – точно пытаясь прикинуть расстояние, –... шесть тысяч километров от этого порта до ближайшего...
– Заткнись.
–... это если ты поплывешь прямо, – продолжал он. – И не утонешь. Или не попадешься на обед акулам.
– Заткнись.
Он встал с ней рядом, держа руки в карманах.
– Что ты будешь делать на том конце света?
Она упрямо скрестила руки на груди.
– Поищу способ тебя убить.
– Клер, – ответил Сайлар с презрительной ухмылкой, – я дарю тебе пол мира, – он как ни в чем ни бывало уронил руку ей на плечо. – Пора уже забыть о прошлом и жить дальше.
Клер тут же стряхнула его ладонь и обратила взгляд к океану.
– Ну конечно, – пробормотала она. На сердце было тяжело. – Забыть, что ты убил моих родителей и выпустил вирус, который стер с лица Земли...
– Это не я, – прервал он мрачно. Его рука снова заползла ей на плечо. Пальцы запутались в волосах Клер. – В последний раз. Я бы так не поступил.
Ее взгляд смягчился, внимание рассеялось. Она посмотрела ему в глаза.
– Еще оставались способности, которые я хотел забрать, – добавил он.
Клер с отвращением отпихнула его.
– Шесть тысяч километров, так? – проворчала она, засучивая рукава и делая шаг вперед, в волны.
Сайлар спокойно удержал ее за шею.
– Ты не доберешься.
Она попыталась вырваться.
– Доберусь, Сайлар, – возразила она сердито. – У меня на это целая вечность.
– Ты можешь провести ее со мной, – сказал он как-то слишком легко.
Клер попыталась вырываться.
– Я не готова, – его хватка ослабела. – Ты же сказал, что мне не придется. Хотя бы до того момента, пока моя семья жива...
– Ну, – резонно заметил он. – Вот они и умерли.
Сердце болезненно сжалось у нее в груди.
– Я думала, что пройдут годы. Десятилетия.
Сайлар нетерпеливо вздохнул.
– Время – сравнительная величина, Клер.
Она быстро взглянула на его – то есть Нейтана – наручные часы, и ее плечи ослабели.
– Знаю.
Сайлар помедлил, а потом убрал руку.
– Мир восстановится, – сказал он, пожимая плечами.
Клер искоса взглянула на него. Странно, но его слова ее успокоили.
Уголки его губ поползли вверх.
– А потом мы его снова заселим.
Клер поспешно поплыла прочь.

Драббл №2: Папина малышка
Автор: boonies
Слова: 523
Заявка/она же саммари: «напиши эту историю как можно мрачней и печальней»

Первые семь месяцев Сайлар позволяет Клер думать, что она носит ребенка от Нейтана.
Частично потому, что он не сразу все вспоминает, но большей части из-за того, что хочет наказать Клер за то, она его отвергала.
Вскоре, впрочем, Сайлар выясняет, что она скорее предпочла бы родить ребенка от родного отца, чем от него.
Так что он начинает осторожно.
Сначала дожидается, пока Клер полюбит свою дочку; пока научит ее ходить, посылать воздушные поцелуи и говорить «Я люблю тебя, мамочка».
Он тайно пробирается в их дом на ее третий день рождения. Улыбнувшись, заставляет игрушки летать по воздуху и выманивает дочку из кроватки, раздражаясь от счастливого писка, которые она издает. Малышка даже не протестует, когда он сгребает ее в охапку и уносит прочь.
Прежде, чем исчезнуть, он удостоверяется, что комната выглядит ужасно: порванная пижамка, золотистый детский локон, сломанная колыбелька...
Он дает Клер несколько дней. Ждет, пока она погрузится в отчаяние настолько, что не сможет нормально функционировать — и как ни в чем ни бывало возвращает ей дочку целой и невридимой.
Потом выжидает еще несколько нет. Он терпеливо ждет, пока они запасутся багажом счастливых воспоминаний, в которых фигурируют парки, игрушки и объятия, а после этого снова выслеживает своих девочек.
Сайлар пробирается в комнату дочери, кладет ледяную ладонь на ее теплый лоб и стирает все воспоминания о Клер.
Разумеется, он щедро позволяет Клер еще немного подержаться за их дочь. Разрешает ей снова выстроить их отношения – насколько это вообще возможно. А потом превращается в прекрасного тинейджера.
Дальше все просто: он говорит правильные слова и делает правильные вещи. Он вызывает между ними ссоры самим фактом своего существования. Но Клер переживает все бои, угрозы, и слезы, и только любит свою дочь сильнее.
Это вызывает у него невыразимую ярость.
Так что он исчезает на год и возвращается Сайларом.
Отцом.
У него есть права, заявляет он.
– Можно решить это и по-плохому, – предупреждает Сайлар, и Клер отвечает злобным оскалом и взглядом, полным ненависти.
Он проводит время с дочкой, становится образцовым отцом, идеальной ролевой моделью. При этом интересы дочери, ее качества, даже ее чертово имя почти не западают ему в память. Неважно. Это стоит того, чтобы наказать Клер. Чтобы увидеть, как она сдастся.
– Она любит меня больше, – гордо заявляет он, прислоняясь к стене кухни.
– Это неважно, – отвечает Клер, отпивая из чашки кофе. – Для меня она дороже всего на свете, и этого достаточно.
Гнев поднимается в нем так быстро и так резко, что он потом неделю не может контролировать свои способности. Успокоившись, Сайлар готовит дочери ужин.
Когда он убил мать Клер, это было. Когда Нейтана — логично. В этот раз он почти добр. После десерта Сайлар превращает дочь в лужицу жидкости и удостоверяется, что ничто, включая кровь Клер, неспособно ее вернуть.
– Она была моя, и я ее забрал, – говорит Сайлар, наслаждаясь видом залитого слезами лица Клер. И завершает наказание: – Ведь это я ее тебе дал.
Клер сломлена печалью, и теперь точно никогда его не полюбит, но она все еще полна материнской любви, и счастливые вспоминания прорываются даже сквозь самую страшную трагедию.
Когда Клер переводит на него взгляд, становится ясно: ее уже не починить. И она выдыхает:
– Спасибо тебе.

Драббл №3 Без названия
Автор: boonies
Слова: 277
Заявка/она же саммари: «Мы принимаем любовь, которую считаем заслуженной»

Когда Клер была маленькой, она читала книги, смотрела фильмы и думала: ага, значит, вот что случается, если ты — хороший.
Когда Сайлар был маленьким, он ходит в церковь, слушал свою маму и думал: ну, даже если ты хороший, ничего хорошего тебя не ждет.
Когда Клер поняла, что бессмертна, ей показалось, будто она получила незаслуженную награду.
Когда Сайлар осознал, что будет жить вечно – вместе с той, которая дала ему эту способность – он понял, что заслуживает ее.
Всю свою первую вечность Клер пыталась спасти мир. Она делала добрые дела и ожидала признания. Клер быстро выдохлась. Миру было плевать. Планета вращалась независимо от ее присутствия на этом свете.
Она работала десятилетями под грузом вечной вины, но так и не оказала влияния на уровени преступности и бедности. Она меняла жизни, улучшала существование людей, но успех был таким зыбким и до того незначительным, что она потонула в неуверенности и негодовании.
Сайлар провел свою первую вечность расширяя коллекцию. Он выслеживал добычу без сожалений, уходил от преследователей и ждал признания. Но быстро выдохся. Мир оказался слишком велик: он был способен выжить независимо от того, убивал ли Сайлар одного человека или тысячу.
Прошло несколько десятилетий, и Сайлар замедлил темп. Переполненный способностями, он персмотрел свою жизнь и ценность любви и вечности. Он попытался стать героем: прекращал наводнения и спасал деревни, и награда оказалась столь огромной и ослепительной, что Сайлар вознесся над недовольством и неуверенностью.
Когда они встретились – где-то посередине – Сайлар был благодарен и немного колебался, а Клер – измучена, но чувствовала облегчение.
Когда они начали строить вместе будущее, Сайлар наконец осознал, что не заслуживает ее. Клер же поняла, что не заслуживает лучшей доли.


 
Форум » Творчество » Фанфикшн » Переводы Sylar/Claire и Sylar/Peter/Claire (Нерейтинговые, можно смело заходить всем:))
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Все используемые аудиовизуальные материалы, ссылки на которые размещены на сайте, являются собственностью их изготовителя (владельца прав) и охраняются Законом РФ "Об авторском праве и смежных правах", а также международными правовыми конвенциями.

Вы можете использовать эти материалы только в том в случае, если использование производится с ознакомительными целями. Эти материалы предназначены только для ознакомления - для прочих целей Вы должны купить лицензионную запись.

Используемый формат кодирования аудиовизуальных материалов не может заменить качество оригинальных лицензионных записей. Все записи представлены в заведомо заниженном качестве. Eсли Вы оставляете у себя в каком-либо виде эти аудиовизуальные материалы, но не приобретаете соответствующую лицензионную запись - Вы нарушаете законы об Интеллектуальной собственности и Авторском праве, что может повлечь за собой преследование по соответствующим статьям существующего законодательства.



Сайт управляется системой uCoz